КОГДА ЗАКРЫВАЕТСЯ ОДНА ДВЕРЬ, ОТКРЫВАЕТСЯ ДРУГАЯ

СЕРЫЙ КАРЛИК

Опубликовано 03.12.2016 в 21:59 пользователем в разделе Нереалистичные жанры

Жанр: мистический триллер

 

Анонс:

Убивая подонка, совершаешь добро или зло? Не потому ли за тобой следует Некая Мерзость, вынуждая тебя дальше сеять смерть, каждый раз выживая, даже если ты этого не хочешь?

 

Логлайн:

Парень и девушка по трагической случайности, совершив убийство в целях самозащиты, становятся беглецами, но хуже любых преследователей – Серый Карлик. Жуткий мелкий тип всегда рядом. Они выскальзывают из любой ловушки, даже если сами этого не хотят, и эта новая способность – их проклятие – превращает их в рабов.   

 

Синопсис:

 

Ростислав и Линда, дочь банкира, любят друг друга, но отец девушки угрожает расплатой не только парню, но и дочери. Застав их в особняке, он вынуждает Ростика напасть на него. Парню показалось, что у банкира был нож, и Ростик ударил его вазой. Все происходит быстро, и Ростик не сразу понимает, что в доме слышится какое-то чавканье, шорох разрываемых пакетов, хотя кроме них никого вроде нет. Парень с девушкой пытаются бежать, сбивают с ног первого охранника, забирают пистолет, под угрозой оружия пытаются пройти второго охранника и выскочить из дома. Неожиданно этот охранник выхватывает пистолет и начинает стрелять в своего напарника. Потом стреляет себе в голову, а волосы у него перед этим мгновенно седеют. Ростик с Линдой скрываются, бросают джип отца, садятся в другую машину, отнятую с помощью оружия, а с бывшим хозяином машины происходит странный несчастный случай, и он погибает. Линда звонит родному дяде, просит помощи, говоря, что Ростика спровоцировал ее отец, а охранники убили друг друга. Владимир едет к особняку узнать подробности, узнает, что дела племянницы плохи: кроме милиции их хотят найти первыми подручные банкира. Владимир договаривается держать связь с Савельевым, ведущим это дело.

Парочка покидает город и в первом же кафе сталкивается с лилипутом в серой старомодной одежде. Тот давится едой, чавкая на все кафе, подмигивает парочке. Странности продолжаются. Карлик встречается в следующем кафе, уже за городом, одежда другая, но опять серая, и снова жадное поглощение пищи. Угнав машину, парочка бежит к югу. Следом за ними и Владимиром подручные убитого банкира уже направили киллера Гурона – странного, ненормального, повернутого на том, что он не боится смерти и потому она отступает перед ним. Уже в другой области Линда звонит Владимиру: им нужны деньги, договариваются о встрече. Однако сигнал мобильника перехвачен оперативниками, и они пребывают, чтобы схватить «Бонни и Клайда». Но Ростик и Линда ускользают, увидев перед этим карлика, пожирающего в магазине продукты. Один из спецназовцев убивает нескольких напарников: ему кажется, что вокруг тигры, сбежавшие из зоопарка, и он, не успев ничего проанализировать, открывает стрельбу.

За парочкой тянется кровавый след, их никак не могут взять ни милиция, ни бандиты, и, созваниваясь с Владимиром, они с его помощью вскоре понимают: карлик – это что-то вроде посланца эгрегора убийц. Эгрегор – это образование в тонком мире над любой группой людей, и даже у тех, кто живет убийством, он тоже есть. Карлика «вызвала» ненависть Ростика, Линды и других людей к банкиру.  «Справедливое возмездие» позволило карлику проникать в плотный мир, где он вынужден постоянно что-то есть. Именно он делает так, что парочку никак не могут поймать: всем, кто пытается их остановить, видится части другой реальности, основанные на их скрытых комплексах и заложенных в детстве страхах, как, например, спецназовцу, испугавшемуся в пять лет тигров в зоопарке. Но точно так же Карлик «подсадил» парочку на борьбу и бегство, «вручив» в нужный момент банкиру нож, которого на самом деле не было, что вынудило Ростика схватить вазу и превысить меру самообороны.  

Для парочки наступает рабство. Они неуловимы, но за это платят фальшивой свободой и постоянной необходимостью от кого-то отбиваться, сея за собой смерть и горе. Ростик пытается убить карлика, но это нереально – в последний момент он с помощью странных мгновенных видений понимает, что тогда на смену карлику придет что-то похлеще. Парочка пытается просто сдаться властям, но безрезультатно: их «не замечают», или кто-нибудь «спасает», приняв их за кого-то другого; все равно что пытаться утопить кусок пенопласта; или: спасший тебе жизнь, идет за тобой, не желая отступить, и становиться твоим же тюремщиком. Ростик напивается, Линда тоже. И в состоянии алкогольного дурмана, а еще с помощью Гурона, который не торопится прикончить парочку, так как заинтригован странностями и хочет понять суть, и который ничего не боится и потому карлику не удается исказить его реальность так, чтобы он застрелился или же попал под чью-то пулю, Ростик и Линда выясняют, что у карлика есть уязвимое место: за ним кто-то находится, что-то вроде хозяина-конкурента, который не может добраться до плотного мира в открытую. И потому «терпит» карлика, но тот его очень боится.

Парочка продолжает «экспериментировать» с разными средствами, при которых может изменяться сознание, им помогает Владимир, оставаясь на расстоянии. И все вместе узнают, что избавиться от карлика можно так: искренне пожелать устроить бойню, например, расстрелять автобус с детьми, и тогда карлик, не в силах справиться (это уже не его уровень) посторонится для хозяина. В этот момент «рокировки» карлик окажется почти не у дел, а хозяин еще не ступит в плотный мир. Считанные минуты относительной свободы, когда парочка в последний момент сможет «передумать» и скроется. Разъяренный хозяин, не получив желаемого, уничтожит карлика, так и не попав в плотный мир.

Но для этого маневра необходимо находиться в иной реальности какое-то время. Парочка находит способ: один из них, одурманенный, должен «увидеть» какой-то поворот с трассы, который выведет их на «шоссе увядших цветов», что-то вроде остаточного явления для настоящего, которое стало прошлым. Именно там они увидят хозяина карлика и… автобус с детьми, которых нужно расстрелять. Есть только одна проблема: сможет ли девушка вовремя остановить своего парня, одурманенного и жаждущего крови, прежде чем тот совершит непоправимое? Сможет ли она повернуть его назад?