КОГДА ЗАКРЫВАЕТСЯ ОДНА ДВЕРЬ, ОТКРЫВАЕТСЯ ДРУГАЯ

БЕГУЩАЯ ПО ВРЕМЕНИ

Опубликовано 03.12.2016 в 22:15 пользователем в разделе Нереалистичные жанры

Наше время. Арина (30 лет) – начальник отдела продаж в крупной фирме: хорошая зарплата, перспективы роста, собственная квартира в столице. Однако нет личной жизни: не может встретить подходящего мужчину. Однажды, после разговора со старшей подругой, которая не так давно родила ребенка «для себя», не будучи замужней, Арина чувствует жгучее желание поступить точно так же. К тому же подруга утверждает, что лучше «не затягивать» до сорока, а «делать это пораньше». Но где же найти мужчину хотя бы для этого «не затягивать»? Даже «такая малость», оказывается – сложность.

И тут некто оказывается у нее в буквальном смысле под ногами: пьяный, хотя и нормально одетый, молодой. Арина спасает Дмитрия от наряда полиции, забирая в свой подъезд (выдает за своего мужа, которого нашла возле самого дома). Дмитрий, несмотря на свое состояние, благодарит ее, долго смущается, когда она приглашает его к себе, в прихожей пытается, несмотря на полное отсутствие координации, поставить туфлю к туфле, и вообще вызывает у Арины не одну улыбку. Она узнает, что он собирался прыгнуть «в омут с головою», так как потерпел полнейший крах: с работы уволили, куда идти, не знает, жена бросила, да еще и дочку забрала с собой, уехав к маме в провинцию. Его ничто не держит в этом мире и вообще он устал получать шишки ни за что – полнейшая несправедливость.

Дмитрий засыпает, и Арина, глядя на него, вдруг задумывается: он подойдет для того, что она собиралась «делать это пораньше»? Но Арина не может сделать ЭТО вот так запросто с почти незнакомым мужчиной. Тут еще и сестра звонит, толкая теорию противоположную теории подруги: ждать своего часа/принца/знака и не делать глупостей, как первая подруга Арины. Пока Дмитрий, очнувшись, мучается похмельем (получил добро остаться, пока не оклемается, да и куда он в таком состоянии дойдет?), Арина понимает, что дилемма, как поступить, жжет ее все сильнее. Ждать в прежней надежде или же что-то сделать, пока можно? Вдруг она по-глупому испортит жизнь? Вдруг больше у нее не будет даже такого шанса, и она «опоздает по возрасту» для материнства?

Во время завтрака шуточная пикировка порождает вопрос Арины Дмитрию: согласен ли он перед «омутом» осчастливить ее «будущим материнством»? Он вроде соглашается, но смущен: не уверен, что у него получится вот так, «по заказу». Арина понимает, что гость скоро уйдет, и ничего не случится. Ей и стыдно, и обидно. Но она не может – как и он сам – так просто лечь в постель ради зачатия, хотя признает, что ничего страшного и дикого в этом нет: сейчас такое случается нередко, и никого не шокирует. Дмитрий оставляет номер телефона и уходит. Арина признает, что не может связать свою судьбу с неудачником (ей вообще невероятно трудно кого-то выбрать), хотя по внешним данным и человеческим качествам Дмитрий вполне подходит под роль «отца», и вряд ли она отыщет в ближайшее время более приемлемый вариант (при определенных обстоятельствах они бы даже могли начать встречаться). Это все естественно, но в то же время противоестественно. Это не является трагедией для женщины, это уже даже нормально в современном обществе, но все равно каждый человек хочет, чтобы ребенок рождался в полной семье.

Арина, терзаясь, ложится в горячую ванну, в какой-то момент погружается в воду, закрыв глаза и задержав дыхание. Она слышит собственное сердцебиение, остальной мир погружается в беззвучие. Ей кажется, что она теряет сознание, резко садится в ванне, но ванна уже не та. Арина не только в другом месте – она в другом времени.    

 

Середина 20 в. Время фестиваля молодежи и студентов (1957), приоткрывшего железный занавес. Арина – студентка и начинающая спортсменка, влюбляется в молодого иностранца, участвовавшего в спортивном мероприятии. Они договариваются о вечернем свидании. Однако не все так просто. Власти, хоть и позволили народу общаться с чужаками, образуют «вечерние бригады нравственности», которые хоть и не трогают иностранцев, своих девушек, стремящихся уединиться для любви, где придется, ловят, дабы остричь наголо: таким образом пытаются сдержать обороты внезапной – фестивальной – сексуальной революции. Арина едва не становится жертвой такой бригады: в последний момент ее спасает – утянув в квартиру какого-то родственника – сокурсник Леша, влюбленный в нее безответно (Она вспоминает, как узнала его еще два года назад, как он тоскливо и застенчиво смотрел на нее).

Арина «приходит в себя», отмокая в ванной, пока Леша готовит чай и уговаривает родню оставить девушку на всякий случай до утра – мало ли что. Арина в легком шоке: откуда у нее так быстро возникли четкие картины некой другой жизни, где перед ней стоит дикий вопрос: беременеть или нет от человека, которого она знает считанные часы? Она уходит еще ночью, думая о своем иностранце и не обращая внимания на печального Лешу. На следующий вечер ее свидание оказывается еще более неудачным: ее ловят, несмотря на попытку Леши спасти ее, остригают. Находясь в жутком трансе, Арина забирается в горячую ванну, погружается в воду, задержав дыхание. И выныривает уже в другом месте и времени.       

 

Начало 20 в. Арина, начинающая поэтесса и только что вышла замуж за революционера, который, игнорируя медовый месяц, готовит теракт с группой единомышленников: цель – известный генерал царской армии. До теракта – считанные дни. Она противится участию мужа в заговоре, но он объясняет ей, почему должен пойти на это. Арина случайно подслушивает его разговор с соратниками, узнает, где именно бросят бомбу. И понимает, что могут погибнуть невинные, не только генерал. Она терзается, понимая, что предотвратить теракт может, лишь погубив любимого.

Арина «приходит в себя» в ванной. Она в недоумении вспоминает о себе в других жизнях, сомневается, не привиделось ли ей это. Она снова тщетно говорит с мужем, пытается придумать, как уберечь любимого. Решает воспользоваться погружением в горячей ванной, вдруг она что-то увидит, и это ей поможет.

 

Наше время. Арина сидит в ванной и озирается по сторонам. Она так отчетливо помнит, что было с ней в других реальностях, что понимает: это не просто так. Ее подсознание нашло способ проникнуть в ее прошлые воплощения, и это каким-то образом может натолкнуть ее в теперешней реальности на правильное решение. Или это самообман/галлюцинация? Она звонит Дмитрию и просит рассказать ей о себе. Дмитрий, хоть и смущается, подробно описывает себя, как себя же и видит. Арина звонит тетке и подруге, и каждый раз разговор переходит на тему свободной женщины, решившей родить ребенка без отца. Прямо противоположные мнение вынуждают Арину использовать метод переноса и увидеть, чем продолжаются отношения Арины и Леши, Арины и ее мужа-революционера. Она уже чувствует, что как-то связана с теми женщинами из других времен, и надеется, что найдет ответы на свои вопросы.

 

Леша поможет Арине остричь клочки бывшей шикарной прически. В таком виде, даже в платке посреди лета Арина не сможет из-за позора быть дома, и Леша предложит ей уехать, пока волосы не отрастут, где их никто не знает. Он все организовывает, даже звонки родителям Арины, якобы из спорткомитета с объяснением, почему их дочь уехала так срочно. Постепенно Арина увидит, что Леша деятельный, надежный, достойный, и лишь природная скромность вместе с впечатлением от Арины превращала его в неприметного парня с тоскливым взглядом. Она забывает о своем иностранце. Когда по прибытии домой Арина обнаруживает, что беременна, а «виноват», скорее всего, иностранец, Леша успокаивает ее, утверждая, что готов принять чужого ребенка и стать ему отцом.

 

В начале 20в. Арина не выдержит моральной ответственности за жизнь невинных людей и все-таки помешает теракту. Она попытается спасти и своего мужа, но его арестуют. Она будет проклинать себя, при этом понимая: дай ей тот же шанс, и она поступит так же. Она не смогла бы с этим жить и готова пожертвовать ради кого-то собственной любовью.

 

Арина, оказываясь на месте женщины в середине 20в, может «видеть» что-то из «будущего» Арины начала 20в. В нашем времени она «видит» «будущее» для Арины середины 20в, но собственного будущего она увидеть не может. Ей придется понять, что ее душа в прошлом уже сталкивалась с разными проблемами, касавшимися ее мужчин. Но выводы сделать тяжело, ведь ситуации других времен порождается иными обстоятельствами. Хотя ясно одно: она должна следовать своим глубинным чувствам, независимо от мнения окружающих, от практической оценки ситуации, от обстоятельств. Лишь ее чувства важны. Быть может, Арина не только решит проблему будущего ребенка, быть может, она решит проблему обычной семьи, к которой стремится любой человек.