Вода и песок

Страница 6 из 16

ТАНЯ. И ты всегда будешь прислушиваться к моему мнению? Советоваться со мной будешь?

АНДРЕЙ. Обещаю, солнышко мое.

ТАНЯ (сладко вздохнув, на секунду прикрыв глаза). У нас ведь в семье никто никого подавлять не будет? Будет равноправие?

АНДРЕЙ. Конечно. А как же иначе?

ТАНЯ. Обещаешь?

АНДРЕЙ. Обещаю. Не люблю, чтоб кто-то командовал. Все проблемы можно сообща решить.

ТАНЯ. О, Боже, где я тебя такого нашла? Чем заслужила?

АНДРЕЙ (улыбаясь). Это я должен спасибо неизвестно кому говорить. Я.

Целуются. Жадно обнимают друг друга. Из соседней комнаты слышатся голоса, и Таня быстро отстраняет Андрея.

ТАНЯ. Мои идут.

АНДРЕЙ (улыбаясь). Ничего, скоро тебе придеться при них со мной целоваться.

Таня, слегка покраснев, счастливо улыбается.

 

КАРТИНА ТРЕТЬЯ

 

Андрей, пятидесятилетний, лежит на кровати, пристегнутый наручником за одну руку к изголовью. Глаза у него полуприкрыты, он то ли дремлет, то ли находится в некой прострации.  В квартире тихо, за окном тоже.  Андрей стонет, жует губами, вскидывает голову, очумело, как спросонья, оглядывает комнату.

АНДРЕЙ. Твою мать… (непроизвольно дергает рукой в наручнике). Блин, опять… (смотрит в окно). Таня! Танюха! Да где ты там зарылась?

На пороге бесшумно возникает Таня. На лице как будто маска, такое оно монолитное и неэмоциональное, словно у человека, чье горе превысило его собственную способность чувствовать боль.

АНДРЕЙ. Вечер уже, что ли?

ТАНЯ. Три часа всего.

АНДРЕЙ (чуть успокоившись). Таня! Ну, хватит, в конце концов! Хорош, потешилась! Дай мне встать! (подергав рукой, застонав). Ну, че смотришь, как на врага народа? Отпусти, прошу! Мне хреново! Хре-но-во, понимаешь?

Таня не двигается, смотрит на мужа так, словно смотрит сквозь него.

АНДРЕЙ (не так громко). Ну, как тебя еще попросить? Танюха. Ты человек или кто?

ТАНЯ (тихо). Проститутка, наверное. Сам говорил.

АНДРЕЙ. Блин, Танька, не цепляйся к словам, умоляю. Мало ли что я по пьяни сказал?

ТАНЯ. По пьяни?

АНДРЕЙ. Ну, хорошо, хорошо, и у трезвого вырывалось, ладно. Так что теперь? Четвертовать меня за это? (пауза). Да чего ты добиваешься, не понимаю. Отцепи руку, я тебя пальцем не трону. Мне плохо, не могу уже. И руку не чувствую, и пить хочу, и жрать. И… сцать, в конце концов, если ты не в курсе!

ТАНЯ. Воды могу принести. И все.

АНДРЕЙ. Чего? Только воды? Ладно, неси хоть воду!

ТАНЯ (тихо, с угрозой). Только запомни: еще раз попробуешь меня схватить, я тебе и воды не принесу.

АНДРЕЙ (помедлив, словно колеблясь). Ладно, неси быстрей. У меня горло горит.

Таня выходит из комнаты. Андрей пытается освободить руку, но очень быстро прекращает тщетные попытки. Таня приносит воды, протягивает чашку на вытянутой руке. Андрей берет, залпом выпивает.

АНДРЕЙ. Дай еще. Смага мучит.

ТАНЯ (помедлив, сомневаясь, выполнить ли просьбу). Сейчас. (выходит, приносит еще чашку). Больше не проси. Потерпишь до вечера.

Андрей выпивает, возвращает чашку, смотрит жене в глаза, явно хочет что-то сказать, но не решается. Таня поворачивается, чтобы уйти.

АНДРЕЙ. Постой… Ты мне что, пожрать даже не дашь? (пауза). Ни хрена себе, голодом, что ли морить собралась? (молчание). Блин, Танюха, ты хоть в туалет меня пусти, мочи нет.

Таня молчит, смотрит на мужа.

« 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 »