Вода и песок

Страница 16 из 16

(разглядывает его так, словно видит впервые). Ты так… хочешь жить? Еще не надоело? Странно, как все люди этого хотят. Мне уже давно расхотелось. (отступает к креслу).

Андрей, упираясь ногами в кровать, расшатывает изголовье, не сильно, но движения не прекращает. Взгляд затравленный. Таня отбрасывает нож, садится в кресло. Их глаза встречаются, и Андрей прекращается движения.

АНДРЕЙ (затравленно, умоляюще). Воды хоть принесешь? Пить сильно хочу.

ТАНЯ. Сейчас. (короткая пауза). Ты только воду и поглощаешь. Я для тебя и есть вода. А ты – песок. Мы с тобой, как две стихии. Совершенно разные, враждебные.

АНДРЕЙ. Че ты несешь? Воды дай.

ТАНЯ (медленно встает). Ты меня, как песок воду, в себя впитал, и меня, считай, больше нет. Скоро одна пустыня останется. (пожав плечами). Но, видать, тебе так только лучше будет. (выходит).

Андрей, тут же извернувшись, хватается обеими руками за прут, на котором закреплен наручник. Кряхтит, пытаясь его выдрать. На шее вздуваются вены. Кровать мелко трясется. Прут гнется, но выдрать его у Андрея не получается. Он оглядывается, замечает, что Таня возвращается, упирается спиной в изголовье. Таня входит в комнату с чашкой воды, дает Андрею. Он жадно пьет. Таня садится в кресло. Смотрит на него.

ТАНЯ. Спасибо хоть скажи. Вдруг больше случая не представится? В этой жизни.

Андрей странно оскаливается, резко упирается ногами, следует рывок, и он всем весом наваливается на изголовье. Следует второй рывок, третий, четвертый, пятый, и… у кровати отваливается изголовье. Андрей тут подскакивает, свободной рукой тянется к ножу, лежащему на полу. Хватает его, выпрямляется, правой рукой в наручнике тянет за собой отвалившееся изголовье, дыхание у него тяжелое, лицо блестит от пота. А Таня сидит, не шелохнувшись, словно рядом ничего не происходит.

АНДРЕЙ (поворачивается к ней). Ну, все, сука… готовься.

Таня смотрит ему в глаза, но даже не пытается убежать или как-то защититься. Ее неподвижность и впечатление полного отсутствия в этом месте как-то действует на Андрея. Его злоба, напор блекнут.

АНДРЕЙ. Что страх даже потеряла? (взмахнув ножом). Или попросишь, чтоб я тебя помиловал?

ТАНЯ. Хуже уже не будет. (усмехнувшись губами). Знаешь, человек самый сильный стресс получает еще при рождении, когда из матки выходит на свет Божий. Так что… Чего мне бояться? Все самое худшее уже пережила.

АНДРЕЙ. Кончай философию разводить, дура чокнутая…

ТАНЯ (встает, слегка выпячивает грудь). А ты убей меня, только прямо в сердце попади, чтоб не мучилась. Убей, я все равно жить не хочу, а ты скажешь, что это самооборона была, вот и рука у тебя в наручнике… Убей меня, Андрюша.

Андрей вдруг опускает голову, начинает плакать, тихо, сдавленно, опускается на пол, садится, голова свешена. Таня стоит и смотрит на него, у нее самой текут слезы. Она медленно опускается рядом, обнимает мужа, кладет свою голову ему на плечо, гладит по спине. Оба рыдают.

« 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 »