Вода и песок

Страница 15 из 16

А теперь понимаю, это блажь меня взяла на старости лет. Ты уже не изменишься. А даже если б… Толку никакого. Денек погорюешь, как тебе плохо было, да как женушка над тобой издевалась да и забудешь. Что ж… будь, что будет.

АНДРЕЙ (издает гортанный возглас, дергается). Твою мать… Ах ты, сука. Я ж…

Он осекается, как-то по-особенному замирает, и по его лицу становится ясно, что он не сдержался, и мочевой пузырь опорожнен. Андрей очумело, как будто недоверчиво смотрит в глаза своей жене, пауза длится считанные секунды. Затем Андрей, щеки которого краснеют то ли от стыда, то ли от напряжения, разъяренно кричит, в крике что-то звериное. Андрей пытается вскочить с кровати, наручник натягивается, Андрей вопит от боли, но ноги с пола не убирает, пытается идти, тянет за собой кровать. Кровать сдвигается на полметра. Еще на полметра.

АНДРЕЙ. Я тебя придушу, сука! Своими руками придушу! Щас только доберусь до тебя…

Таня сидит, не шелохнувшись. Смотрит на попытки мужа освободиться, спокойно, даже отстраненно. Андрей кричит уже больше не от ярости, а от боли в правой руке. Это вынуждает его остановиться, пыл свирепой атаки гаснет, с полминуты Андрей еще пытается тащить за собой кровать, но все-таки вновь падает на кровать, тяжело дыша. Трет грудь, глаза ошалевшие, по лицу струится пот. Таня все также отстраненно сидит и смотрит на него, как человек, который наблюдает происходящее по телевизору, и действо оставляет его равнодушным. 

АНДРЕЙ (бормочет, тяжело дыша). Вот тварь… Надо ж… Придушу… придушу… Все равно ведь доберусь… Сука… Блядина конченая… (пауза, следует еще пару вялых безнадежных попыток освободиться). Сука, трахнутая пыльным мешком… (зыркает на жену, словно раздумывает, броситься на нее или нет). Прибью же, не надейся…

Замолкает, увидев, как Таня встает, выходит из комнаты. Он недоверчиво рассматривает выход в коридор. Из кухни доносится какое-то лязганье. Глаза у Андрея слегка расширяются. Таня возвращается в комнату. Андрей не сразу замечает, что у нее в руке столовый разделочный нож. Его глаза еще больше расширяются. А Таня скорее напоминает лунатика, разгуливающего ночью по квартире и не понимающего, что делает.

ТАНЯ (равнодушно, задумчиво). Говоришь, все равно прибьешь? Задушишь? Да?

АНДРЕЙ (поглядывая на нож).  Эй, ты че это?

ТАНЯ. Так может, мне самой тебя… порешить, а? Потом себе по венам – чик, и на этом все наконец-то закончится?

АНДРЕЙ (поджимает ноги, упирается спиной в изголовье кровати). Слышь, блядина сумасшедшая, не подходи. Лучше не трогай меня! Я знал, что ты меня прикончить хочешь, знал. Думала, засну, а ты нож под сердце, а теперь, сука, уже дождаться не можешь.

ТАНЯ (качает головой).  Мне только сейчас это в голову пришло, убивать я тебя вообще не хотела. Просто целый день смотрю я на то, что когда-то было моим мужем, и мне противно становится. (делает шаг к кровати).

АНДРЕЙ. Не подходи, слышь… (дергает рукой, кровать трясется). Заору, весь дом на уши встанет! (берет одеяло, держит его, как своеобразный щит). Тебя ж посадят, а на зоне, знаешь, с такими что делают? Молить будешь, что б быстро убили. (сильно трясет рукой в наручнике, сжимает зубы от боли, но трясет).

ТАНЯ

« 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 »