Вино из воды

Страница 18 из 23

Вводят Илью и Данилу-знахаря. У обоих руки связаны за спиной. Илья смотрит в пол, изредка бросает на людей затравленные взгляды. Данила спокоен, смотрит открыто.

ОТЕЦ ВАСИЛИЙ. Ну, что, богохульники? Посидели, подумали? Заглянули в свою совесть? Если только она у вас есть.

Пауза.

Чего молчите? Сегодня и сказать нечего?

ДАНИЛА. Почему у нас руки связаны? Мессия и его друг-священник нас так боятся?

ОТЕЦ ВАСИЛИЙ (поморщившись). Да, я язычок-то у тебя подвязан, не сомневаемся. Вот только этим языком ты самого Христа порочишь. До тебя, знахарь, это еще не дошло?

ПЕТЬКА (быстро). Всыпать ему плетей!

ОТЕЦ ВАСИЛИЙ (вскинув руку, чтобы его не перебивали). Постой, Петро, не пугай богохульников раньше времени. Надо еще послушать, что скажут, авось, раскаются и будут прощены.

ДАНИЛА (усмехаются). Раскаются? Прощены? Здесь что, суд? А кто назначил этот суд? Светская власть? Или церковная? Кто вас назначил на такое благородное деяние?

ОТЕЦ ВАСИЛИЙ (хмурится). Это для вашей же пользы. Суд нашей деревни. Именно у нас вы попытались опорочить Мессию, и мы просто обязаны как-то замолить сей грех, ведь почему-то это случилось на нашей земле.  Иначе… Когда народ узнает, что пришел Мессия, когда все узнает о Его чудесах, тогда вас… просто разорвут на части. Теперь ведь не две тысячи лет назад, люди не столь глупы и наивны, как раньше, их так просто никто не введет в заблуждение, и они сразу же примут Христа. (подобравшись, выпрямив спину). Вот потому-то я и взял на себя ответственность созвать сей суд.

ДАНИЛА. А как же ваш Мессия, который, кажется, всех прощает, даже грешников?

АФАНАСИЙ. Не богохульствуй, псевдознахарь.

ОТЕЦ ВАСИЛИЙ. Мессия просил отпустить вас с миром. Но мы… слишком любим Его и беспокоимся, чтобы отпустить тех, кто может принести Ему смерть.

ДАНИЛА. Неужели? Слишком любите и потому готовы за Него убивать? Священник, не так ли говорили те, кто в прошлом убивал людей лишь потому, что они думают несколько иначе, нежели церковная власть? Тоже прикрывались именем Христа. Убивали, хотя Христос говорил: не убий.

ПАВЕЛ. Ох, и яду у него во рту.

ОТЕЦ ВАСИЛИЙ. Не переворачивай, знахарь. Те служители власти заблуждались, они сами попадали в сети Сатаны, но у нас иная ситуация. Мы знаем, что с нами сам Христос, и теперь мы обязаны Его защитить. Теперь, спустя две тысячи лет, Он не окажется на кресте!

ДАНИЛА. Ладно, святой отец, хватит попусту болтать. Любому понятно, что здесь мы друг с другом не сладим, и каждый останется при своем мнении. Лучше вершите свой суд.

УЧИТЕЛЬ (печально, Даниле). Знаешь, добрый человек, шел бы ты с миром, и быть может, все еще образуется в твоей жизни.

ОТЕЦ ВАСИЛИЙ. Знахарь, у вас с этим мальчишкой есть шанс. Учитель просил нас, чтобы мы вас простили, несмотря даже на свою любовь к Нему. Поэтому… Если вы пообещаете не распространять ту ересь, которой пытались очернить Мессию,  вас отпустят с миром и любовью.

ДАНИЛА. А в противном случае что?

ОТЕЦ ВАСИЛИЙ. В противном случает вас придеться судить, и кто знает, чем это закончится.

ДАНИЛА. Полная неизвестность? (криво усмехается). А как же Мессия, который, судя по всему, должен видеть будущее? Или сей дар Ему неподвластен?

« 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 »