Ложь тоже служит истине

Страница 11 из 20

ненавидит, даже презирает, так не все ли равно за что он тебя ненавидит? Однако тебе не все равно, ведь в одном из двух случаев, казалось бы, одинаковых, ты можешь здорово выиграть, а в другом проиграть. Ну, разве не так, скажи?
ЖЕНЯ (нервничает, но старается выглядеть спокойным). Антон, мне кажется ты не прав.
АНТОН (равнодушно). Твои проблемы, раз тебе так кажется.
ЖЕНЯ. Я тебя, конечно, понимаю, но… Кто-то вот пытается заработать по-честному, но у него не получается, а ты…
АНТОН. Что я?
ЖЕНЯ. А ты не озаботился никакими моральными принципами и благодаря этому оказался в дамках.
АНТОН. Проснись, дружище! Ты думаешь, так все просто? Стал плохим мальчиком, вором, убийцей, и сразу у тебя и бабки, и девки? Ага, щас, дорогуша! Как и в любом деле, любой злодюга точно также может обломаться, только ему это подороже будет стоить, чем таким правильным, как ты. Иди, попробуй быть плохим, тебя на первом же перекрестке другой плохой похоронит. Не веришь?
Пауза.
То-то. Я всего лишь трезво иду по жизни, не гружусь, как некоторые, всякой фигней. И, если мне повезло раздобыть пару монет, не надо меня сразу обвинять во всех грехах этого мира. Не я придумал все эти дурацкие правила, и почему я должен им следовать, если их высрал, какой-то мудак, ничуть не лучше меня самого?
ЖЕНЯ (чуть слышно, словно не хочет, чтобы его услышали). И все-таки ты не прав. Так нельзя.
АНТОН. Чего нельзя?
Входит Порфирий, склоняет голову.
Чего тебе, слуга народа?
ПОРФИРИЙ. Извините, Антон Александрович, к вам посетитель. Григорий, кажется. Просит срочно принять.
АНТОН. Блин, че за день сегодня? Пятница тринадцатое? Ладно, зови.
Порфирий уходит. Входит коренастый, невысокий, но очень мощный парень лет двадцати пяти, бритая голову, толстая шея.
Гриша, не скажу, что рад тебя видеть, то есть совсем не рад, но у тебя есть шанс реабилитироваться. Итак?
ГРИША. Ну, это… в общем, там этот…
АНТОН (поморщившись). Рожай быстрее, тужься, твою мать.
ГРИША. Там кроссовочника нашли. Ну, что магазин обувной держит. Кажись, чето там у него есть, не все просрал.
АНТОН. Ну, это новость хорошая, хвалю.
ГРИША. Только он упирается, говорит, мол, вы его простили, и он, мол, ничего не должен.
АНТОН. Вот подлец. А где он?
ГРИША. У Карпа на квартире. Я вам звонил, но у вас мобила недоступна, так я рискнул лично…
АНТОН. Ах да, да, отключил, каюсь. Ну, ладно, уже побеспокоил, что уж теперь. Блин, может, сюда его доставить? Да, наверное, так быстрее будет. Вези, Григорий, птаху златокрылую, вези.
ГРИША. Будет сделано, шеф. (уходит).
Женя хмуро посматривает на Антона, тот некоторое время сидит, задумавшись.
ЖЕНЯ. Мне уйти?
АНТОН. Зачем? Пиво еще не допили. Заодно увидишь одного урода и поймешь, что по-хорошему с людьми нельзя. Ну, не со всеми точно.
ЖЕНЯ. Нет, я, наверное, все же пойду.
АНТОН. Слышь, дружище, ты все же останься, посмотришь маленькое шоу, а уже после сделаешь выводы, грандиозные и глубоко философские.
ЖЕНЯ. А если я не хочу никакого шоу? Что тогда?
АНТОН. Что тогда?
ЖЕНЯ. Да, что тогда?

« 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 »