ВЫЖИВШИЕ ХОТЯТ СПАТЬ

Страница 41 из 48

– Будь осторожней. Иди, взгляни, что у тебя получилось. По-моему, неплохо.

Она легла, Иван прошел в соседнюю комнату, где на стене ночью писал картину. Он был измотан, руки не слушались, но его выкручивало так, что его внутреннее стремление и потребность оказались сильнее, побороли физическую усталость. Благодаря его состоянию он даже не понимал, какой цвет использует, нужно ли больше освещения, все ли он правильно подготовил. Из-за этого интерес к картине возрастал, а где-то в глубине таился страх: вдруг там мазня? Вчера он был измотан, и неудачи могут быть всегда. Даже если человеку дано свыше, и последние его десять картин – шедевры, одиннадцатая может не соответствовать их уровню.

Иван сел по-турецки, уперся спиной в противоположную стену, откинул голову и лишь тогда посмотрел на картину, довольный собой, что так долго сдерживал нетерпение.

На картине царили два цвета – белый и черный. Левая половина была белой, правая – черной. Это могли быть две лавины, идущие навстречу друг другу. Или две гигантские волны. Или две армии, например Добра и Зла. Узкое пространство между ними, казалось, сужалось незаметно для человеческого глаза, в этом пространстве крохотные кляксы фигурок нескольких человек – один тянет второго, который споткнулся, третий ползет на четвереньках, четвертый неловко спешит за ним – выглядели так, как должны были выглядеть букашки в сравнении со всей планетой. Фигурки спешили преодолеть это узкое пространство… чтобы спасись? Уйти с пути двух стихий, когда они сойдутся? Сложно было утверждать, что стихии сходятся, точно также они могли расходиться или же находиться на своих местах вечность. И все-таки ощущение, что они сходятся было бесспорным, возможно, из-за спешки и страха, переполнявших фигурки. Должны были эти несчастные выбрать одну из сторон или же цвет, контраст означал вовсе не принадлежность к Добру и Злу? И что одна стихия, что другая была также опасна для букашек-людей?

Вопросы в голове Ивана проскользнули медленно, незаметно, как вырванные со дна, уносимые течением водоросли. Он и не собирался искать на них ответы – неблагодарное дело. Довольный, как если бы расслаблялся несколько часов, Иван встал, погладил картину на стене рукой – своеобразное прощание до завтрашнего дня, выглянул в окно, прислушался.

Видимость улучшалась, и он разбудил Анну.

– Выспалась? Подежуришь? Я хочу ненадолго выйти, осмотреться.

Анна закивала:

– Конечно. Иди. Еву и Грэга я в три секунды растолкаю, если что.

Иван улыбнулся.

– Насчет Грэга я сомневаюсь. Что за три секунды.

Улыбнулась и Анна.

– Ну, за десять секунд.

– Ничего не бойся. Я скоро вернусь.

Он вышел, выяснив у Анны, что из города раньше вели дороги как на восток, так и на север, вернее на северо-восток, в направлении Калуги. Город был небольшим, Иван рассчитывал управиться быстро.

Он шел вдоль главной улицы в восточном направлении. Шел медленно, часто останавливался, рассматривал окружавшие его дома в бинокль, прислушивался, исследовал землю. Ближе к восточной окраине на широком перекрестке он