ВЫЖИВШИЕ ХОТЯТ СПАТЬ

Страница 28 из 48

Иван не сразу нашел место, где они вчера вошли в город. Он обошел пару лишних кварталов, заодно убедился, что знаков больше нет. Он подошел к разбросанным камням, которые вчера не привлекли его внимания. Мельче, чем на восточной окраине, не так бросаются в глаза из-за обломков и мусора. Они лежали между разрушенным полотном дороги и сохранившимся кирпичным забором одного из частных домов Прежней Жизни.

Иван смотрел под ноги, потому и заметил камни, но знаки он искал другие и, оставив камни без внимания, вспомнил о них случайно, увидев знак в противоположном конце города.

Сказать с уверенностью что-то определенное было нельзя. Казалось, камни разбросали ногой после того, как сложили в линию, может и в стрелку (сказать, куда она указывает было нереально), но точно так же стрелку могли не доделать. Если вообще можно говорить, что кто-то что-то не доделал или поломал. Камни могли лежать так благодаря стечению обстоятельств. Однако поблизости камней вообще не было.

Иван присел, взял один камень, взвесил его в руке, разглядывая, словно это могло навести на какой-то след. Холодный после ночи, шершавый, мокрый от росы, камень ни о чем не поведал.

Опустив его на землю, Иван подошел к дому, где можно было легко взобраться на крышу веранды, помедлил, взобрался на нее, выпрямился во весь рост. Бросив взгляд на камни, посмотрел в бинокль. Сначала он исследовал землю, которая была в поле зрения, а перед тем, как слезть, глянул вдаль – на ленту шоссе у леса.

По шоссе кто-то двигался. Иван напрягся, до боли вжимая бинокль в лицо.

Собака.

За ней появилась еще одна. Иван застыл, не в силах пошевелиться. Несколько секунд он уговаривал себя, что видит парочку отбившихся мелких псов, такое тоже бывает, ничего страшного.

Из-за пригорка ленивой лентой вытекла громадная стая. Беззвучная из-за расстояния, из маленьких вертлявых фигурок, стая медленно, но неумолимо сокращала расстояние, направляясь к городу. Многие из собак низко держали морды – они шли по следу, сомнений не было.

Иван едва не сорвался с крыши веранды, заставил себя спокойно слезть на землю, побежал.

 

 

 

Иван ворвался в убежище.

– Буди их, Ева!

Она ничего не спросила, бросилась к Анне и Грэгу, затормошила их – спали они плечом к плечу. Анна открыла глаза, села, Грэг отмахнулся, закряхтел – пробуждение всегда давалось ему тяжело.

Иван, согнувшись, восстанавливал дыхание. Последние кварталы он бежал с максимальной скоростью. В груди застрял горячий осколок, ноги сводило судорогой. Он и в Прежней Жизни не был любителем бега, сейчас для него, постоянно уставшего, с бесконечными переходами и неважным питанием, бросок через весь город стал испытанием, опустошившим запасы энергии.

– Вставай! – Ева пнула Грэга и оставила его.

Грэгом занялась испуганная Анна, Ева без слов схватила Ивана за плечо.

– Собаки, – выдохнул он. – Большая стая.

Грэг и Анна стояли в дверном проеме, глядя на Ивана, потного, с раскрасневшимся лицом.

– Что нам делать? – спросила Анна.

– Уходим. Они идут там же, откуда мы пришли – с юго-запада. Пойдем дальше.

Грэг подошел к главному входу, выглянул.

– Если уйдем, они нас догонят. Надо здесь пересидеть. Сбить след и… затаиться.