Время на исходе

Страница 29 из 29

Он скривился, как от боли, и совершил усилие, чтобы его рука принялась отвинчивать крышку. Пока крышка не отделилась от фляги, он все еще не знал, кому предназначена эта вода: зверю или человеку.

Выбор строился на логике. Если попьет он, человек – зверь умрет по дороге и не вывезет его. За ним умрет и человек. Если же попьет зверь, призрачный шанс останется. Единственной препоной оставалась мучительная смерть. Если бы можно было умереть не так болезненно, он бы не сомневался. Однако логика победила: выпьет воду сам и все равно умрет от жажды – только немного позже.

Чтобы не изменить решения, он отбросил крышку, подался к морде верблюда, требуя раскрыть пасть, и влил воду зверю. Верблюд жадно слюнявил флягу, когда в ней уже ничего не осталось. Но эта кроха воды сделала свое дело: животное встрепенулось. Когда человек взобрался на него, верблюд встал на ноги.

Он повалился на горб, не глядя по сторонам, положившись на инстинкт корабля пустыни. Боль уже не была преддверием рассвета, когда на востоке появляется серая полоса. Она уже была поздним утром, когда солнце печет вовсю. До полудня оставалось совсем немного. Лишь убийственная жажда оттянула осознание этого.

Он умирал и знал это. Глаза закрылись, сознание затухало. Но даже при смерти самым болезненным и жутким была жажда. Жажда будет существовать даже после его смерти. Даже когда ничего не останется, ничего и никого. Пить… В этом заключалось все. Пить…

« 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 »