Время на исходе

Страница 27 из 29

положить, большая часть пропадет и не понадобится, пока до них дойдет очередь. Однако лишний пряник – тоже пряник, и человек ускоряется, выжимает из себя все возможное. Это давно уже стало образом жизни большинства. Давным-давно.

Шеф повернулся, в руках он держал два граненых стакана. Он поставил их на стол, снова отвернулся, выудил бутылку с прозрачной жидкостью. Приподнял ее, рассматривая на свет.

– Чем я тебя сейчас угощу, дорогой мой. У-у-у… Отметить-то надо не абы чем, согласен?

– Мы уже отмечаем?

Шеф даже слегка переменился в лице, прищурился, глядя на сотрудника. Едва слышно колыхнулась жидкость в бутылке.

– Разве нет? Ты еще думаешь? Нет, брат, брось ты это. Ну, бред это: тебе дают, а ты отказываешься. И для чего?

У Алекса две сотни пряников, ему предлагают еще два пряника, взамен – вместо десяти километров он должен пробежать десять с половиной. Шило на мыло. Примерно так воспринимал это Алекс. Он уже думал отказаться, но вспомнил о Кирилле. В конце концов, он пока не поставил подпись, возня с документацией займет неделю, не меньше, пока же он должен выяснить, что только можно. И в первую очередь, с помощью шефа – именно этот человек общался с Кириллом чаще всего. Дальше видно будет. В крайнем случае, черт с ними, с этими десятью с половиной километрами вместо десяти – выдержит, разница невелика.

– Так что? – спросил шефа, и снова жидкость в бутылке колыхнулась.

– Если все за нас решено… Если отмечать не рано…

– Не рано, самое время, – шеф оживился. – Знаешь, что это?

Алекс покачал головой. Шеф поставил бутылку на стол и хлопнул в ладоши.

– Это, друг мой, подарок от тети, она под Гомелем живет. Это всамделишный натурпродукт, – босс хохотнул. – Она у меня спец по этим делам.

– Самогон что ли?

– Точно! Только пойми: виски, шотландский, штатовский или какой там еще, ничем не превосходит беларусскую или украинскую самогонку. Конечно, если люди готовили ее для себя, имея за плечами опыт. Виски и самогон, знаешь ли, родные братья. Причем, еще вопрос, кто из них старше и мудрее. Сейчас оценишь. И, если не согласишься со столь дерзким утверждением, ну… вылей тогда эту самогонку в мою лживую рожу.

Теперь они расхохотались одновременно.

Алексу показалось, что он видит босса совсем с иной стороны. Сейчас, вблизи, а не на мониторе, он показался живее, мягче что ли. Быть может, по скайпу они лишь говорят по делу, теперь же все выглядело естественнее, менее официально, и это сказалось. Алекс даже почувствовал к этому человеку жалость. Босс – такой же винтик системы, его точно так же подталкивают со спины, держа перед носом три сотни пряников и добавляя к ним еще три единицы.

– Что ж… – Алекс подался вперед. – Наливайте. Чего уж там. Но потом не обижайтесь, если что.

Босс поспешно плеснул в стаканы.

– Не обижусь.

Они подняли стаканы, чокнулись и выпили. 

 

 

2

 

Все его чувства обострились, и он слышал, как шуршит песок под ступнями верблюда. Пустыня тонула в безмолвии, бесконечном, как само Время. И тянулось во всех направлениях бесконечно. Если можно было как-то физически представить Бесконечность, для нее лучше всего подходила эта пустыня.

« 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 »