Время на исходе

Страница 20 из 29

Сердце заколотилось, спина стала холодной. Алекс пошел дальше. Продрался несколько шагов, сломал пару ветвей. И ударился головой обо что-то твердое. Он глухо вскрикнул, неосознанно схватившись за голову. Медленно вытянул руку. Пальцы коснулись прохладной шершавой преграды. Камень. Стена из камня.

– Это вообще бред... – шепот получился хриплым, чужим. – Не может быть…

Он подался в сторону, вправо. Трещал возмущенный кустарник, шуршала листва. Стена. Алекс подался влево еще дальше. Преграда была на месте. Он подпрыгнул – стена тянулась вверх. Он прошел метров двадцать. Стена не заканчивалась.

Алекс выбрался из кустарника на открытое пространство, качая головой. Он все еще чувствовал себя так, что кто-то, устроивший глупый – пусть и удивительный – фокус, никак не хотел закончить со своим представлением. Пора бы уже, но беспредел не заканчивался. Нет, он не верил и никогда не поверит. Этого не может быть. Бред! Дьявольщина! 

Он опустился на траву, глядя перед собой. Попробовать еще раз? Но есть ли смысл? Будь Алекс под воздействием спиртного, он бы рассмеялся, но он был трезвым, и даже вымученного смеха у него не получится. Чудовищная ложь, вот что ему хотелось заорать. Но он не заорал. Что-то будто сдавило горло – оттуда не вырвется ни звука, пока не придет утро.

Он выдернул пучок травы, вырыл немного земли, скатал в ладонях – получился неплотный комок. Алекс запустил комком. Спустя мгновение послышался глухой хлопок – земля разлетелась от удара о стену.

Алекс медленно, неуклюже поднялся. Казалось, из него выпили всю энергию, как выпивают воду из стакана. Спать. Вот что ему сейчас необходимо – заснуть. Все остальное – неважно. Будь оно все проклято. Он поковылял через пустырь назад к своему дому и ни разу не оглянулся.

Во сне он водил девочку – дочка? – по верху невысокой полуразрушенной стены. Она визжала от восторга, требуя все новые и новые круги, он же не мог расслабиться: боялся, чтобы она не оступилась.  

 

 

4

 

Он знал, что должен это сделать, иначе просто чокнется. Если не чокнется, по меньшей мере, покоя ему не будет. Жить с этим дальше, ничего не предпринимать и пытаться сделать вид, что ничего не изменилось – все равно, что получить ножом в спину и надеяться, что с куском металла в теле можно делать то, что запланировал до удара.

Время за полночь, но сегодня ему предстояла та еще работенка – лучше начать пораньше. Ощущение, что он раздваивается, было мощным, неодолимым и вызывало боль. Душевно-физическую боль, если таковая возможна для человека. И он не знал чему верить, к чему прислушиваться. Две правды, как две матери, каждая из которых утверждает, что именно она – родная, душили его, разрушая привычную Вселенную, где истина может быть лишь одна.

Утром он напоминал себе парня после перепоя. Во рту – гадость, в голове – тяжесть, хочется лечь и снова закрыть глаза, послать всех и вся к черту и не вставать до следующего утра. Пожалуй, лишь надежда что-то выяснить и заставила его встать. Как оказалось, все может быть еще хуже.

После необходимых утренних переговоров с коллегами и боссом Алекс поставил в скайпе значок «не беспокоить

« 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 »