Ступени реальности

Страница 40 из 50

посторонний человек понял его. Тем более, дети, чье недоумение медленно, но верно сменялось испугом, чтобы перейти в настоящий страх. Он прокашлялся, понимая, что должен спешить и что любая оплошность перечеркнет все.

Детки не должны предупредить своего ублюдка-папашу. Ему показалось, что он слышит шаги. Их папаша. Стоило задать вопрос его детям, как тот появился. Лучше бы он повременил, не заходя в дом, но уже ничего не попишешь – поздно.

– Только тихо, – у него получилось говорить внятно, и голос не дрожал. – Молчите. Я вам ничего не сделаю, только… поговорю… с вашим… папочкой.

– Мама! – голос девочки.

Она привстала, и ему показалось, что она сейчас выбежит из комнаты. Он навел на нее пистолет.

– Не вздумай выходить. Молчи.

Первому она вняла, второму – нет.

– Мамочка!

Крик переполнил животный страх, и это оказало быстрое воздействие на мамашу. Послышались шаги со стороны кухни – хозяйка, испуганная, спешила.

Проклятье! Ублюдок еще находился вне дома, огибал его, чтобы войти в гараж, загнать машину и уже после присоединиться к своему семейству. Услышав крики детей, он поймет, что происходит, и вообще не войдет в дом. Сбежит – от такой подлой твари иного ждать не приходится. Он уже проявил себя, сбегая от тех, кто умирает. Сбежал от Нины, которую сбил, вместо того, чтобы хоть чем-то ей помочь, просто отвезти ее в реанимацию. Такая тварь вряд ли изменится лишь потому, что нечто угрожает его собственному ребенку.

Дверь распахнулась, на пороге возникла женщина. Испуганное лицо вытянулось – ошеломление вытеснило все остальное. Девочка бросилась к ней.

Он едва не нажал на спусковой крючок, тем самым наверняка похоронив шансы достать ублюдка.

– Не двигайтесь!

Девочка хотела запрыгнуть на мать, но та отстранила ее, стараясь прикрыть. Она быстро пришла в себя – рядом были ее дети.

– Что вам надо?

Он заговорил не сразу, прочистил горло.

– Поговорить с хозяином дома.

Она прищурилась, пытаясь вспомнить, откуда его знает. Конечно, она его не знала.

– Зачем вам… хозяин?

– Поговорить.

Что он мог еще ответить?

– Его нет дома. Уходите. Я вызову полицию.

Он разозлился.

– Заткнись! Ты что не слышала – он только что приехал?

Она растерялась.

– Уходите, – злобный и одновременно умоляющий голос. – Детям страшно.

– Они мне не нужны, твои дети. Мне нужен хозяин дома. И перестань командовать, что мне делать. Сделай то, что от тебя просят. Зови его!

Подавленная, она застонала.

– Если он меня… не послушает? Он никогда никого не слушает.

– Тем хуже для него. Не грузи меня своим «если». Просто позови его.

Она молчала, тяжело дыша, и он не знал, как вынудить ее подать голос. Пригрозить ее сосункам? Он и так держал их на прицеле. Подойти вплотную и потыкать в них дулом?

Не понимая, какое же принять решение, он сделал шаг к женщине, и в этот момент ублюдок подал голос – не отыскав жену и дети, он позвал их, хотя слов было не разобрать.

Пацан резко встал – пришлось навести на него оружие. Женщина глухо застонала, сделав жест для сына – останавливая его.

– Можно, они уйдут отсюда? Только они вдвоем, и я позову мужа?

Уловка?

– Пусть остаются. Зови, я сказал.

Пауза. С надрывом:

– Дорогой? Ты пришел?

Шаги по ту сторону двери приблизились.