Ступени реальности

Страница 39 из 50

Брюнетка. Выбора у нее не осталось, и она летела на двух мужиков, каждый из которых был физически ее сильнее и вооружен автоматом. Ее напор помешал им использовать свое преимущество. Они запутались и не поняли друг друга.

Гидроцикл выхватил у Рокера «Узи», столкнул его с мотоцикла, дал по газам. Рокер замешкался, снимая автомат с пояса. Он вскидывал руку с оружием, когда мотоцикл Роки сбила его, и несколько секунд Рокер лежал на Роки, как перепивший возлюбленный, которому требуется помощь дамы, прежде чем свалился с криком боли. Роки затормозила, когда в поле зрения – перед глазами – пролетел автомат. Он был нужен ей, раз Рокер вооружил Гидроцикла!

Роки укротила мотоцикл рядом с упавшим автоматом, подхватила его, не слезая с сидения. И вовремя. На нее летела брюнетка в темно-синей машине. Брюнетка тоже замешкалась. Возможно, надеялась оказаться поближе для верного выстрела и не успела схватить автомат с пассажирского сидения.

Роки выстрелила первой. Выпустила половину из тридцати двух патронов. Пули разнесли лобовое стекло, прошили Брюнетке грудь, живот, шею. Она нажала на тормоз, машину развернуло, понесло к ограждению. Удар – и Брюнетка вывалилась на капот, застыла тряпичной куклой. Двигатель урчал, звенели катящиеся кусочки стекла, но никакой передышки у Роки не получилось.

Гидроцикл вместо бегства остановился, развернулся и, вернувшись, открыл стрельбу. Роки повалилась на землю, поползла под защиту машины. Она думала, что Гидроцикл сейчас вызовет ее на бой, во всяком случае, нападет вместо отступления, но враг снова развернулся и продолжил бегство. Роки вскочила, подалась к мотоциклу, в последний момент прыгнула к застывшей Брюнетке, когда ей померещились прикрепленные магазины для автомата у нее на поясе. Она не ошиблась – взяла с собой два магазина, бросилась к мотоциклу.

Гидроцикл удалялся слишком быстро. У него более скоростной мотоцикл? Роки сосредоточилась на погоне. Машин резко прибыло, и Роки испугалась, что Гидроцикл скрылся – она не заметила, куда он свернул.

Она увеличила скорость, глядя вперед.

Противника нигде не было.

 

 

 

По комнате разбросаны игрушки. В центре лежал большой надувной мяч. Занавеска слегка шевелилась – движение воздуха из приоткрытого окна.

Мальчик и девочка – обоим лет по восемь-девять, не больше – смотрели на него, не мигая, перестав дышать, и он чувствовал, как тает решимость, тяжелеет пистолет, дыхание становится затрудненным, будто содержание кислорода уменьшается с каждым мгновением.

Его одолели сомнения: что он задумал? Кратковременное помутнение, умопомрачение или что-то в этом роде затмило его цель, будто затерло грязной тряпкой память. Еще немного, и он выронит оружие, попятится, выскочит и убежит туда, откуда прибыл. Опозорится, не говоря о том, что не сделает то, что должен, ради чего приходил сюда.

Он прикрыл глаза, потряс рукой, как если бы прогонял наваждение, вцепившееся в него, как суетливая шавка в ногу. Он что-то сказал и не узнал своего голоса: слов не получилось, по крайней мере, таких, чтобы