Сидящий у двери

Страница 20 из 21

– Я не так… выразился. Я имел ввиду, откуда уверенность, что та самая автокатастрофа действительно случилась бы со мной? Ведь если вы меня от этого… избавили, проверить, убедиться на все сто, что она мне угрожала, уже нельзя?

Сафронофф встал из-за стола, прошелся.

– Видите ли, Ник, сама постановка вопроса… как бы выразиться? Не совсем верная. Человек – это не просто набор костей и мяса. Как и любой предмет в этом мире, как любое живое существо, он испускает энергетические волны. Эти волны – его часть. Но они распространяются по всей Вселенной, они в каждой ее точке. И так у любого существа. То есть в реальности мы все настолько взаимосвязаны, что человеческому сознанию невероятно тяжело это воспринять. Физически мы не чувствуем ни боли  другого, ни его настроения. Мы кажемся друг другу совершенно обособленными объектами.

Ник заерзал на стуле, снова припал к стакану сока. Сафронофф присел на краешек стола, с улыбкой заглянул в глаза клиенту.

– Еще в утробе матери ваши волны соприкасаются со всем, что есть в этом мире. Поэтому с вами может случиться все, что угодно, абсолютно все. В потенциале вам угрожают все автокатастрофы этого мира. Понятное дело, в реальности вас могут коснуться лишь некоторые из них. Но и среди этих некоторых есть небольшой процент тех, что практически наверняка с вами случится.

Сафронофф соскочил со стола, двинулся по периметру кабинета.

– Правда, тут одно но. Для отдельных людей вообще нет угрозы автокатастрофы. Как-то так вышло, нечто распорядилось, а может сам человек с помощью собственных волн подсознательно выбрал нечто иное. Кому-то вместо катастрофы грозит удар ножом или перелом, после которого он станет калекой. А кто-то рискует умереть в автокатастрофе три-четыре раза за жизнь.

– Три-четыре раза?!

– Да. У каждого… своя судьба.

– И что? Вы избавляете таких людей сразу от всего?

– Не сразу. Для этого нужно прийти столько раз, сколько понадобится. Но самое опасное, самое потенциально осуществимое мы убираем именно в первое посещение клиента. Таково свойство Поля – оно выявляет самое яркое. А дальше – по убывающей.

Сафронофф похлопал Ника по плечу.

– Я понимаю ваше недоверие. Более чем понимаю. Вам надо поговорить с кем-нибудь из наших первых клиентов. И вам скажут: человек, которого мы избавили от автокатастрофы, однажды заметит аварию, проезжая на машине минутой раньше или минутой позже, или проходя мимо по тротуару, или увидит человека, угодившего в эту аварию. Увидит и сразу поймет: вот, это именно то, чего я избежал, именно то. 

Сафронофф опять покосился на часы, развел руки в стороны.

– Что ж… если вопросов больше нет…

– Скажите, как вы считаете: мне надо прийти еще раз?

– Это кроме вас никто не решит. Возможно, это окажется небесполезно.

 

 

 

Не в силах заснуть Ник ворочался до утра. Благо он мог позволить себе безделье – отпуск только начинался. Он не мог определить собственное состояние: хорошо ли ему, что избавился от несчастья, или его гложет что-то неприятное? Казалось, это было своеобразным отголоском «общения» с бурой массой в стеклянном кубе. Та же неопределенность, невозможность сказать что-то конкретное. 

« 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 »