Сидящий у двери

Страница 17 из 21

Мелани знала, что ее ждет, видела, какое мучение ее болезнь доставляет мне, она не хотела, чтобы это видел ее сын. Она хотела, чтобы он жил, и ему ничто не мешало.

Когда Денис вернулся, мы сразу отправились на кладбище. Я пытался не смотреть на его левую руку. Я знал, что там нет двух ногтей.

Мы долго стояли у могилы. Денис тихо плакал.

Я вспоминал.

Я не спрашивал себя, как такое случилось, что Мелани спасла своего сына, находясь так далеко.

Я был горд за нее.

 

 

 

 А Денис женился.

Жизнь берет свое. Не для того ли его мать столько выстрадала, чтобы он продолжал жить и давал жизнь другим?

Его жена напоминает мне Оливию. Он правильно поступил. Мелани была бы рада за него. И за его жену тоже.

Три года назад у них родился сын. Волосы такие же, как у его матери. Он славный малыш, и уже требует, чтобы мы бегали с ним наперегонки.

Когда-нибудь я расскажу мальчику о его бабушке.

 

 

 

 

 

МЫ ИЗБАВИМ ВАС ОТ НЕПРИЯТНОСТЕЙ

 

Его держали трое работников этой странной корпорации, а Ник рвался вперед, рвался к тому, что видел только он.

Единственная в своем роде, с девизом: «Мы избавим вас от неприятностей!», в последние месяцы эта корпорация превратилась в место паломничества сотен людей. И сарафанное радио без всякой рекламы все больше и больше увеличивало количество этих страждущих.

Не удержался и Ник. Приехал, поговорил. И оказался в восторге от перспектив.

А сейчас, с исказившимся лицом, осатанев, он пытался прошибить стену из мощных охранников, их становилось все больше, и, казалось, сюда сбегалась вся корпорация. Все, как на подбор, молчаливые, ни намека на панику, двигаются бесшумно, без суеты.

Ник кричал, руки колотили по чужим телам, но в ответ не последовало ни одного удара. Он по-прежнему – клиент, выгодный, непривередливый: пока шла вся «процедура», Ник не терзал работников тысячью мелких придирок, просьб принести кофе, включить вентилятор, не задавал вопросов, от которых веяло нервозностью и недоверием, как поступало большинство иных клиентов. Он почти идеален для корпорации, и ему можно простить эту неожиданную выходку. С кем не бывает, может, переутомился? Или увидел то, что неправильно интерпретировал?

Руки бессильно повисли – он выдохся. Крик перешел в визг, в негромкий вой и, наконец, в хрипы. Ник согнулся, хватая ртом воздух, кто-то поддержал его.

Появился Сафронофф – глава корпорации. Высоченный, худой, громадный живот подходит скорее тучному человеку и выглядит еще более отталкивающе. Сафронофф осклабился. Ник был ему по плечо и казался провинившимся младшим братом.

– Ник! Ник! Ник! Ну, что же вы? Вы же не в первый раз пришли! Разве так можно? Мы ведь избавили вас еще от одной проблемы? Избавили? Знаете, сколько сейчас людей мается от этого? Мается, но ничего поделать не могут! А вам это уже не грозит!

Он похлопал Ника по плечу, улыбка стала еще шире, теплее. Еще немного – и он полезет обниматься. За спиной у него, в стеклянном кубе размером с небольшую хижину, медленно, едва уловимо для человеческого глаза, ворочалась та бурая субстанция, что и стала первопричиной могущества и процветания корпорации, а еще причиной того, что произошло и происходило с Ником.

« 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 »