Сидящий у двери

Страница 16 из 21

Он тщательно разглядывал место разрыва. Веревка не перетерлась. Она выглядела так, словно ее перерезали чем-то острым.

Солдат осмотрелся. Стрекот автоматического оружия усиливался. Двое в гражданском смотрели на пленного с недоумением и страхом.

Солдат сделал еще одну петлю. Проверил прочность. И приказал повторить.

 

 

 

Невидимая петля, не дав сестре отдышаться, вновь сдавила ее шею. К счастью, Мелани не выпустила нож. Ее подбросило вверх, и ноги оторвались от пола. Веревка впилась в кожу, и теперь сестра не могла просунуть под нее пальцы.

Если бы она в тот момент выронила нож, никто бы из нас ей не помог. Ее голова оказалась под самым потолком. Все решали секунды.

 Мелани стала резать душившую ее невидимую веревку, игнорируя, что лезвие ножа вспарывает шею и острием вгрызается в челюстную кость.

Когда шею залила кровь, Мелани, наконец, разрезала веревку. И упала на пол, выронив нож.

 

 

 

 Каков финал, спросите вы?

Денис рассказал мне, что после второй неудачной попытки повешения почувствовал участие матери.

Двое в гражданском попятились, когда он неловко упал на цементный пол. Денис лежал со связанными руками, заходясь хрипами, но это не ослабило их страх.

Солдат обладал более крепкими нервами. Некоторое время он стоял и смотрел на пленного.

Затем взял автомат  и направил на Дениса.

Их глаза встретились.

Денис был уверен, что тот выстрелит, но странное умиротворение оттеснило страх за свою жизнь.

Солдат опустил автомат, так и не выстрелив.

Напоследок он пробормотал примерно «раз его не принимает Аллах...».

Спустя месяц Денис возвратился домой.

 

 

 

Мелани наложили больше десятка швов.

Все в нашем городке знали о чем-то зловещем, случившемся на ее Дне Рождения, но никто не знал подробностей. Очевидцы не спешили удовлетворять чье-нибудь любопытство.

В ту ночь в доме сестры никто не ночевал, никто не пытался навести хоть какой-то порядок. Только я помог ей. И то лишь после ее возвращения из больницы.

Ни я, никто другой не задали Мелани ни одного вопроса. До настоящего момента я в неведении, кто из гостей в тот день догадался про Дениса. Эту тему мы с сестрой не поднимали. Она больше не упоминала при мне имени сына.

Успокоилась. Знала, что он жив.

Через неделю у Мелани обнаружили рак горла. Было ли это некой платой за жизнь Дениса? Не знаю.

Болезнь стремительно прогрессировала, боли оказались сильными. Ее уговаривали воспользоваться услугами одной дорогостоящей клиники. Она отказалась.

Спустя десять дней Мелани добровольно ушла из жизни.

В одно солнечное июньское утро я позвонил сестре, но никто не поднял трубку. В сильном волнении я поспешил к ее дому. Она лежала в своей спальне и казалась спящей. Лицо даже после смерти оставалось прекрасным. Мелани отравилась.

Говорят, самоубийство – один из самых тягчайших грехов. Может, оно и так, но мой опыт подсказывает, что все не так просто. Мир соткан из противоречий, он слишком многолик и многогранен, чтобы мы могли утверждать что-либо категорично.

Надеюсь, если даже и существует некое подобие ада, моя сестра там не окажется. Я понимаю ее. Если я понимаю ее, почему ее не поймет некая сила, благодаря которой мы ходим по этой земле?

« 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 »