Сидящий у двери

Страница 11 из 21

В юности Денис ходил в стрелковый клуб. Службу проходил в морской пехоте. На его совершеннолетие я подарил ему "Винчестер" с оптическим прицелом. Помню, он был очень рад подарку, хотя Мелани осталась недовольна.

Теперь все мне кажется частицами мозаики. Один к одному.

Мой племянник подался в Боснию, чтобы примкнуть к сербам и стрелять из снайперской винтовки по славянам мусульманской веры.

Это явилось первопричиной жутких событий, произошедших по другую сторону Атлантики в доме моей сестры.

 

 

 

– Тони, я себя плохо чувствую, – сказала Мелани.

 Я прижимал телефонную трубку к уху, лежа в постели. Шесть утра. Она никогда не звонила так рано.

– Что случилось, Мел? – спросил я.

– Сильно болит голова... и я не спала всю ночь. Сейчас я уже не могу терпеть.

Я задумался. Сегодня – ее День Рождения. Шестидесятилетие.

– С Днем Рождения, дорогая! – выпалил я и запнулся.

– Спасибо, Тони, – голос был слабым, но в нем промелькнула благодарность.

Вот значит как.

Я надеялся без предварительного звонка пробраться к ней через заднюю дверь, опередив всех, чмокнуть ее в щеку и вручить подарок. Изящные черные туфельки на высоком каблуке. Я увидел их на одной из предрождественских распродаж и уже тогда, решив, что подарю ей на юбилей, купил их. В ее жизни давно нет мужчины, но она всегда следила за собой. Она не была модницей, но всегда выглядела ухоженной, и я лишь приветствовал это.

Мелани позвонила первая, и теперь сюрприз не будет столь ярким.

– Тони, – заговорила сестра. – Как ты думаешь, есть возможность все отменить? Мне ничего не хочется.

 Она днями думала про Дениса. Где он? Что с ним?

Недавно она предположила, что ее сын поехал в Европу, что найти виновных за взрыв в ресторанчике на берегу Сены. Он поехал убивать. Я попытался успокоить ее, сказал, что из-за нервного напряжения в голову приходят глупости. У меня это плохо получилось. В последние дни Мелани чувствовала себя гораздо хуже, чем, когда Денис лежал дома. Тогда он находился, по крайней мере, рядом. Теперь она не знала, где он, была бессильна помочь, и это терзало ее.

 Понятно, ни о каком Дне Рождения она и не думала.

 Я с трудом убедил ее отметить юбилей. Не напомни я об этом, она вряд ли бы заговорила про него даже в этот день. Пожалуй, аргументом, решившим исход спора в мою сторону, явилось шестидесятилетие. Исполнись в этом году Мелани пятьдесят девять или шестьдесят один, я бы не уговорил ее. Она дала согласие. К тому же кроме меня были люди, проявлявшие интерес к предстоящему для Мелани юбилею.

 – Это невозможно, Мел, – сказал я. – Ты ведь знаешь, полтора десятка приглашенных... Они искренне рады за тебя, они настроились на праздник.

 – Я знаю, – сказала Мелани. – Но сегодня я жалею, что ты меня уговорил, Тони.

 – Прими побольше аспирина, – посоветовал я, поднимаясь в постели. – Ложись и не вставай. Надеюсь, к вечеру тебе станет лучше. Приготовлениями займемся я и Мэгги. Мы справимся без твоей помощи.

 Мэгги – ее соседка, приятная женщина пятидесяти трех лет. Они давно отмечают праздники вместе.

 Спустя час я был у сестры. Она выглядела неважно. Лежа с полотенцем, смоченным холодной водой, на голове, она рассказала мне о ночном кошмаре. Ей приснился Денис.

« 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 »