Сезон исчезновений

Страница 29 из 35

Вадик сделал вид, что полностью сосредоточен на экране, где вечно глуповатый кот гонялся за вечно хитроватой мышью. Леонид вспомнил, что этот мультфильм давно надоел мальчишке, об этом как-то сказала Александра. Паршивец, похоже, прокрутил за сегодня все, что можно, и поставил то, что смотреть вообще не собирался – только бы остался фон давления.

Леонид остановился у него за спиной.

– Вадик, ты разве не слышал меня?

– Что? – невинный голос, мальчишка даже не повернул голову.

– Я просил тебя накормить Алису, потому что я был занят, а ты – нет.

Вадик прогундосил что-то под нос. Точь-в-точь, как просил у матери лишнюю конфету.

Леонид встал сбоку.

– Теперь скажи по слогам, если не можешь по-другому, так, чтобы я понял.

– Я смотрю мультфильм.

– Ты сможешь досмотреть его позже.

– Нет, я хочу сейчас.

– Тебе не кажется, что ты должен слушаться старших?

Вадик промолчал, упершись взглядом в экран. Леониду показалось, что кот в телевизоре стал орать громче. Так и есть. Паршивец держал пульт в руке, и очень медленно делал звук громче.

– Выключи телевизор!

Вадик с упорством продолжал смотреть.

– Дай сюда пульт, – Леонид протянул руку.

Никакого движения навстречу, и Леонид вырвал пульт из рук мальчишки. Экран померк.

Вадик зло посмотрел на Леонида. Прямо в глаза. Обычно он смотрел исподтишка, но никогда – так открыто. Взгляд переполняла ненависть. Ненависть совсем не детская.

Леонид вздрогнул, почувствовав себя неуютно, захотелось вернуть все на пять минут назад. Пусть бы смотрел эту чушь, и Леонид сам бы накормил кошку. В какой-то момент Леониду даже показалось, что паршивец скажет что-то вроде: я знаю, что ты делаешь с моей мамой, когда идешь в ее спальню.

Вадик отвел глаза, и стало ясно, что он приготовился зареветь.

– Дай мне досмотреть…

– Заткнись!

Леонид затрясся. Удивительное дело, чтобы дети могли так доводить.

– Я просил тебя накормить Алису. Ступай и делай, что тебе говорят!

Вадик вскочил из кресла, что-то пробубнил, и Леониду послышалось что-то нецензурное. Он сжал руку, в которой был пульт, и пластик, не выдерживая давления, заскрипел. Вадик направился в противоположную от кухни сторону – к входной двери.

– Куда?

– Я иду на улицу. Ты мне надоел.

– Ты никуда не пойдешь. Стой!

Вадик даже не обернулся. Он откровенно плевал на дядю Леона.

– Вернись! Сначала ты накормишь Алису, а потом до самого вечера будешь убирать свою комнату.

– Пошел ты…

Леонид прыгнул за мальчишкой, настигнув его перед дверью.

– Что ты сказал, паршивец? – он схватил его за плечи, развернул к себе. – Повтори, что ты сказал!

Вадик вырвался.

– Я расскажу маме, что ты бьешь меня!

От такой наглости Леонид растерялся.

– Что… ты…

– Это не твой дом, чтоб здесь командовать, – Вадик протягивал руку к двери.

Он сказал это тихо, но с явным намерением, чтобы его услышали. И Леонид ощутил себя так, как если бы ему нанесли два точных, болезненных удара.

Чуть позже Леонид убеждал себя, что потерял контроль так, как никогда не случалось прежде. Внутри взорвался здоровенный ком – сгусток отрицательных эмоций. Леониду захотелось орать