Сезон исчезновений

Страница 28 из 35

Возвратившись к компьютеру, Леонид почти час не мог сосредоточиться на работе. Впервые он усомнился, не совершает ли ошибку, завязав отношения с Александрой. Эта мысль вызвала оцепенение. Он напомнил себе, что их с Александрой связывают чувства, но… неприятие с ее сыном у Леонида стало слишком сильным: они не могли делить территорию, исключено. И Александра даже не встанет перед выбором – она, естественно, не бросит сына.

Кое-как Леонид успокоился, говоря себе, что время идет, и никто, кроме него, не сделает его работу, но самый тихий час сегодняшнего дня тоже закончился – Вадик снова напомнил о себе.

На этот раз камень, брошенный в огород нового папы его мамы, был достаточно банален – мальчишка, усевшись просмотреть мультфильмы, сделал слишком громкий звук. Леонид попытался не обращать на это внимания, но очень скоро признал: звук действительно мешает.

Леонид прошел в гостиную.

– Тебе не кажется, что надо сделать тише?

Вадик сделал вид, что не слышит, хотя знал, что от него хотят, не скажи даже Леонид ни слова. Мужчина заслонил экран, посмотрел мальчишке в глаза. Что-то внутри требовало Леонида дать Вадику хороший подзатыльник или крикнуть так, чтобы тот сжался от испуга. Доказать, что мужчина в доме – Леонид, заставить уважать себя. Но как отреагирует на это Александра, ведь паршивец обязательно пожалуется ей? Спросит: зачем бить ребенка? Неужели нет других методов?

Леонид постарался придать голосу равнодушие:

– Я ведь работаю, Вадик. И громкий звук меня отвлекает.

Вадик загундосил что-то неразборчивое. Леониду стало противно. Усилием воли он сдержал себя, чтобы не сказать что-нибудь совсем не для детских ушей. Неожиданно для самого себя Леонид почувствовал к ребенку жалость. Что если быть с ним ласковым?

– Вадик, как ты сидишь дома в такую погоду? Может, иди, прогуляйся? Вечером я тебя одного не выпущу.

Вадик что-то промямлил, из чего Леонид понял только, что тот хочет смотреть мультфильмы. Еще бы – как он оставит чужого дядю одного в своем доме? Леонид не обманывался, для Вадика он – чужой дядя, непонятно за какие подвиги получивший возможность здесь жить.

Все-таки громкость мальчишка уменьшил, на какое-то время отступив с поля боя, но Леонид не мог избавиться от ожидания очередной гадости, хотя поспешил использовать время.

Вскоре заорала Алиса, и все вернулось.

Леонид вспомнил, что утром наполнил кошачьи мисочки едой, но так настырно кошка мяукала, если только была голодной или хотела пить. Когда Александра уезжала, Вадик обещал вести себя хорошо и заботиться об Алисе. Теперь он слышал ее вопли, но не шевелился – она же мешала дяде Леону. Война продолжалось, но чужими руками.

Леонид вышел из комнаты, понимая, что ждал чего-то подобного. Он оказался не в кухне, где горланила Алиса, а в гостиной. Он признавал, что стремиться выяснить отношения с мальчишкой, а не накормить кошку, но ничего не мог с собой поделать.