Сезон исчезновений

Страница 23 из 35

подводную лодку «Курск» так, словно они полчаса назад обсуждали эту тему. Андрей удивился, пытаясь понять, о чем речь, и уже знакомая удивилась, как он мог не знать об этом, если «вся страна говорит».

Впрочем, несмотря ни на что, каких-то изменений в обычном ритме жизни не происходило не только у него, но и у большинства людей. После первой вспышки, когда в газетах появились громкие статьи, интерес одних и ужас других ослаб. Пока тебя не коснулось лично, подумал Андрей, все ужасы про исчезновения – не больше, чем просто слова.

Последние слова участкового резко меняли дело.

– Дмитрий Владимирович, что вы-то по этому поводу думаете? Может, надо людей опросить? Поиски организовать?

Дмитрий, прищурившись, посмотрел на небо.

– Лучше повременить с крайними мерами. Например, один день. Кажется, я убедил в этом твоих соседей.

– А если ничего не изменится? И Макс не объявится?

Дмитрий скользнул по нему взглядом.

– Я не хочу, чтобы в поселке была паника. Я просто знаю, каково было полиции в Белой Калитве и в Тацинском. Посыпалось столько звонков о якобы исчезнувших, которые сами находились через пять минут или через пять часов. Понимаешь, муж в магазине задержался, ребенок отошел на соседний двор, и его не увидели из окна родительской квартиры. Суматоха получилась страшная. Но там были люди, которые действительно исчезли, бесследно, их до сих пор не нашли, а у нас еще не все ясно.

– Вы уверены? В смысле, что у нас не будет ничего такого?

У Андрея появилось и крепло ощущение, что тревога соседей не напрасна.

Дмитрий молчал, и Андрей сказал:

– Макс всегда очень серьезно относился к своим словам: если что-то пообещает, обязательно выполнит. Да и голос у него по телефону был расслабленный, никуда он не спешил. Если бы что-то изменилось, он бы забежал на минутку, предупредил. Нет, мне все больше кажется, что…

Участковый странно посмотрел на него, и Андрей осекся.

– Макс – твой друг, так ведь? 

– Да.

Дмитрий отвел взгляд, как будто не хотел, чтобы Андрей догадался о его мыслях. Если бы парень не знал участкового столько лет, он подумал бы, что тот его в чем-то заподозрил.

– Вернее мы были с ним друзьями в школьные годы. Сейчас мы редко видимся, – от этих слов появился неприятный осадок, как будто он оправдывался, желая отстраниться от Макса.

– Вот именно. В школьные годы. А время многое меняет.

Андрей в недоумении, не зная, как реагировать, смотрел на участкового. Тот сказал:

– Я знал его мальчишкой. Он был неплохим парнем.

– Что вы хотите сказать?

– Макс – представитель одного из крупнейших криминальных сообществ в Поволжье. Представляет его интересы в Волгограде.

Андрей попытался, чтобы его лицо осталось прежним, хотя кожу начало слегка пощипывать – изредка так случалось при сильном волнении. Подумалось: вот чем Макс занимается, и откуда у него деньги. Впрочем, известие не стало таким уж неожиданным.

– Два года назад Макса задержали по подозрению в соучастии в убийстве. Днем его взяли, вечером выпустили под залог, – Дмитрий сделал паузу. – Его оправдали за недостаточностью улик.

– Давно вы об этом знаете? – голос Андрея дрогнул.