Сезон исчезновений

Страница 19 из 35

Степан тяжело дышал и смотрел на Макса. Тот косился на посетителей.

– Время пошло, Степан. Можешь идти.

– Хорошо, – Степан встал из-за столика, направился к выходу.

Макс проводил его взглядом.

 

 

5

 

Услышав телефонный звонок, Андрей подумал о Юле. Вдруг она почувствовала вину перед ним и решила позвонить?

К вечеру он чувствовал себя измотанным, хотя день прошел обычно. Вернувшись домой, Андрей забрался в душ, поужинал пловом, который приготовила для него Николаевна, и улегся на кровать в своей спальне, где жил с младенчества. Не было желания ни почитать книгу, ни послушать музыку, ни включить телевизор. В момент усталости или перенапряжения потребность увидеть Юлю усиливалась, и, хотя они разговаривали только вчера, он подумал, что ему хочется сюрприза.

– Андрей? – мужской голос.

Андрей вздохнул: иллюзия тешила его не больше секунды.

– Да.

– Привет, бродяга, – это был Макс, друг детства.

Его родители, Сергей и Татьяна Беловы, были ближайшими соседями Андрея – их дом скрывался за поворотом и стоял самым последним.

«Привет, бродяга» – Макс и десять лет назад здоровался именно так. Обычно Андрей отвечал «сам бродяга», но в этот раз он неловко усмехнулся.

– Привет.

Мальчишками они с Максом были самыми близкими друзьями, в школе всегда сидели вместе, несмотря на репрессии учителей, стремившихся посадить всех по схеме «мальчик-девочка, мальчик-девочка». Конечно, у них были еще друзья, тот же Слава, но гораздо больше времени они проводили вдвоем, и не только потому, что дома стояли рядом, располагаясь особняком на окраине поселка. Их родители тоже дружили, хотя, как люди, были совершенно не похожи.

– Когда ты приехал? – спросил Андрей.

– Вчера. Поздно вечером.

– И звонишь только сейчас?

– Андрюха, я бы помер вчера, если б сразу не завалился спать.

– Но сегодня днем… Ты бы мог заскочить ко мне в магазин.

Макс хмыкнул.

– Я дрыхнул весь день, уж извини. Час, как проснулся.

– Как быстро ты ко мне подойдешь?

– Не знаю. Через час. Надо побыть дома, а то мать снова начнет брюзжать, мол, приехал, и опять она меня не видела.

– Уговорил. В общем, я жду. Разберешься со своими – приходи.

– Добазарились, – Макс положил трубку.

Андрей в задумчивости опустился на диван.

В былые времена Макс не раз заявлял, что они с Андреем будут вместе всю жизнь. Если они совершат такую глупость, как женитьба, всегда можно жить рядом, в соседних домах, как в детстве. По словам Макса выходило, что друг – самое главное, а жена – так, жизненная необходимость, пусть временами и приятная, как, например, сон, на который уходит непозволительно много времени, но который не обойдешь и не объедешь.

Андрей покачал головой.

То, что говоришь в детстве и юности, спустя годы кажется даже не глупым, оно просто вызывает снисходительную, немного грустную улыбку, притом, что именно в этом возрасте уверенность в собственных выводах наиболее полная.

После окончания школы их пути разошлись: один какое-то время находился в Холмече после неудачных попыток поступить в Москву, другой с первого захода остался учиться на экономиста в