Сердце скорпиона

Страница 42 из 48

– Бесполезно. Ему не выжить. Езжай!

Марат вдавил акселератор, покидая место потрясения и бросая человека, который был на пороге смерти.

 

 

2

 

Назар следил за ней из машины, подавляя желание выйти и незаметно приблизиться. Он хотел знать, что происходит, что Хильда задумала и смотрит ли она лишь на тех, за кем следит.

Он по-прежнему испытывал сильнейший дискомфорт, хотя, как ни странно, мальчик стал к этому привыкать. Не происходило ничего, что не вписывалось бы в рамки здравомыслия и морали, но он чувствовал: стоит ему выйти из машины, то есть сделать то, что она ему не разрешала, и он ухудшит свое незавидное положение.

Он мельком увидел, что в этом доме на отшибе проживает семейная пара в возрасте. Ему-то, конечно, они казались глубокими стариками, хотя где-то внутри он знал, что это не так. С расстояния мальчик их не рассмотрел, но почему-то появилась уверенность, что хозяева – хорошие люди. Быть может, у них были дети, которые жили далеко, в других краях, во всяком случае, здесь веяло – при взгляде на них – каким-то чувством одиночества. Будто этим людям чего-то не хватало. Вернее кого-то. Скорее всего, как раз детей у них не было.

Назар осмотрелся. Машину она поставила так, чтобы не было видно из дома и с проселочной дороги. Он не понимал, почему Хильда привезла его сюда. С самого начала у него было ощущение, что она выбирает более оживленные места, вроде как затеряться в толпе, но сегодня с утра они покинули гостиницу на рассвете – все вокруг было пустынным, и Хильда даже выводила его через черный ход на автостоянку. Они покинули столицу, и за МКАД свернули на глухие второстепенные дороги. Ближе к полудню Хильда вывела машину на трассу, и спустя час они оказались в глухом поселке. Назар ни за что бы не определил, как далеко они отъехали от города. Миновав поселок, они оказались возле этого дома, чем-то напоминавшем хутор из двух старых домов, один из которых давно покинут.

Назар почувствовал страх при мысли, что Хильда повторит с хозяевами дома то, что она сделала с тем светловолосым мужчиной в его машине: возьмет чужую голову в свои руки, и… Назар больше не хотел этого видеть, хотя понимал: что бы он не сказал Хильде, это ничего не изменит, и по какой-то причине она сделает то, что считает нужным. Но мальчик знал: это – что-то нехорошее, ведь людям больно, это – явное насилие.

Страх быстро иссяк. Было в движениях Хильды что-то такое, что убаюкивало, успокаивало. Ничего плохого она здесь не сделает, она лишь наблюдает, не более. Будь иначе, Хильда уже бы действовала. Всегдашний напор, уверенность, четкие и быстрые движения – все это явило бы себя без всякой паузы.

Так и случилось. Незаметная для хозяев, Хильда покинула свой наблюдательный пост, вернулась в машину и медленно, стараясь действовать, как можно тише, отъехала. Они миновали поселок, и Назар, оглянувшись, смотрел, как медленно опускается на дорогу потревоженная машиной пыль. Он недоумевал, что же они тут делали, зачем Хильде понадобилось так долго изучать стариков и уехать, даже не приблизившись к ним, но задавать вопросы не решался.