Сердце скорпиона

Страница 38 из 48

Еще несколько поворотов. Амиуц осознал, что его предчувствие – что-то не так? – усиливается. По сторонам по-прежнему ничто не отвлекало, и это уже казалось грубой фальшивкой. Казалось, кто-то поработал в сознании Человека В Белом, но поработал вызывающе – или просто торопился? – и не заботясь о том, чтобы скрыть свой грубый обман. Рассчитывал, что столь грубая работа сама по себе – таких следов не оставляют даже глупцы – вызовет недоверие и расслабит противника? Кто знает. В этих ложных, несуществующих лабиринтах, в виде которых представлялось Проникающему подсознание «жертвы», над любым Королем Лжи мог оказаться еще один, еще более лживый. Потолка в обманах – и самообманах – просто не существовало. Обман мог быть скрыт – или обнажен – в любых одеждах или степени их отсутствия.

«Вернуться» и попытаться найти еще кого-нибудь или рисковать и дальше? Этот выбор, о котором Амиуц по-настоящему не задумывался, вдруг напомнил о себе, как нечто живое – криком. Амиуц заколебался.

И продолжил погоню за Человеком В Белом. Еще немного. Быть может, он все-таки найдет хоть что-то, прежде чем станет поздно. Будет обидно – и стыдно перед Краза, перед самим собой – если он вернется ни с чем, при этом без уверенности, что впереди ждала ловушка, и он отступил с полным основанием для этого.

Рисковать. Выбора не было. Он слишком измотан, там, в слое, который заполняет физическая реальность Земли, у них с напарником просто нет времени на бесконечную смену жертв.      

Еще один поворот, за которым на какие-то мгновения исчезает Человек В Белом. И еще.

Теперь его ждало нечто иное, отнюдь не спина Человека В Белом.

Амиуц притормозил еще раньше, чем осознал, что надо притормозить. В этой реальности не было тела, но существуй оно, стоило сказать, что тело отреагировало быстрее разума, что вполне свойственно для физической реальности, кто бы что ни говорил.

Это оказалась «ловушка», сомнений нет. Вопрос был лишь в том, чтобы не погибнуть, выпутаться с наименьшими потерями для данной ситуации. И «вернуться». Амиуц уже ничего не возьмет с собой – тут просто ничего не было. Его заманили в подсознание того, кто изначально предназначался, как раковина, которая захлопнется, стоит Проникающему погрузиться туда, где он ничего не мог найти, кроме западни.

Человека В Белом уже не было, остались лишь его самые жуткие тени: то ли образы, которые он видел в своих кошмарах в течение всей жизни – и которые еще увидит, – то ли он был свидетелем убийства в раннем возрасте, и это «свидетельство» заполонило часть его подсознания до гротескных пределов. Быть может, это все было привнесено искусственно той, за кем они  с Краза охотились. Кто знает, сколько у нее было времени для подготовки своей пакости: западни для Проникающего. И хотя люди, подобные Хильде, всегда чуяли подходящих экземпляров с темными лабиринтами в подсознании, которые наиболее подходили для «ловушки», так сказать, готовый субпродукт для приготовления «отличного» блюда, они могли использовать вполне нормальных людей, психически здоровых и не отягощенных горем, злобой, разъедающими душу комплексами или болезнью. Проблема была лишь во времени. Во времени «для готовки».