Сердце скорпиона

Страница 36 из 48

Он пошевелил рукой, осознав, что может двигаться – теперь его не сдерживало воздействие таблетки, которую его заставили проглотить, или как там называлась та штука. 

Быть может, эти типы действительно хотели помочь ему, не навредить?

– Твой разум поставил некий блок на пути информации о мальчике, – сказал Краза. – Но это не значит, что очень скоро, в определенный момент, ты все это не вспомнишь. Внезапно, неожиданно.

Марат встретился с ним взглядом.

– Если вы… пришли из другой реальности, как у вас получилось сюда попасть? И как вы… вернетесь обратно?

Краза помедлил с ответом.

– Пока тебя не должен мучать этот вопрос. Главное, ты знаешь: мы пришли сюда во благо. И ты должен помочь нам. Нечто выбрало именно тебя, – Краза подался к нему ближе. – Без тебя мы не справимся. Без помощи кого-то из местных. Поверь, какие бы у тебя не были проблемы, они – ничто в сравнении с тем, что ты должен сделать. И чего поможешь избежать многим и многим людям.

– Откуда тебе это известно?

– Оттуда. В нашем слое мы видим чуть больше, чем здесь, у вас. Мы знали о тебе, хотя смутно, без множества деталей. Мы даже не были уверены, что узнаем тебя, когда увидим вживую. Здесь, в вашем мире.

Марат попытался это проанализировать. Кажется, не вышло. Вышло неважно. Его передернуло – все это не укладывалось в сознании. Он застонал, потирая виски, лицо.

Паузу прервал Амиуц:

– Мне надо сделать это… – сиплый голос, с тяжестью где-то внутри.

Краза сжал его плечо.

– Действуй.

Амиуц тяжело завозился, приноравливаясь к Блондину, который тупо смотрел в одну точку, находясь между тем, что принято считать «без сознания» и бодрствованием.

Краза достал откуда-то листок, помятый, но чистый, за ним – перьевую ручку. Теперь эти двое не обращали внимания на Марата. Им было не до того – они занялись тем, ради чего и настигли, похитили Блондина. Марату осталось лишь ждать, чем это закончится.

Амиуц монотонно забормотал, прикрыв глаза. Краза зашуршал пером по бумаге.

 

 

5

 

Он торопился, но держал дистанцию, осторожничал, насколько это было возможно, понимая, что есть риск упустить Человека В Белом. Тот хорошо выделялся на фоне темных коридоров, переходивших в не менее темные улочки и обратно – в коридоры.

Иногда человек, за которым приходилось идти, перемещался по широкому пространству, где направлений было множество, иногда – по узким тоннелям. От чего это зависело, понять было невозможно. Если бы Амиуц смог принести в свое сознательное состояние этот вопрос, быть может, они с Краза обсудили бы варианты, как-нибудь дома, на веранде, глядя на закатное солнце и попивая горячий сладкий какао – напиток, известный лишь на Земле, созданный спустя столетия после массового «ухода» друидов, и в создании которого участие Тьмы было минимальным, в отличие от того же кофе.

Но об этом Амиуц мог задуматься лишь в спешке преследования, здесь и сейчас, хотя с трудом понимал, как это «здесь и сейчас» может существовать, и главное – где и когда? Так или иначе, мысль, что ширина тоннелей или коридоров зависит от собственного мира