Сердце скорпиона

Страница 28 из 48

Платье оказалось совсем близко, и Амиуц увидел стоянку возле крупного гипермаркета, где в глаза бросилась белая машина, там находились молодые мужчина и женщина. Он – светлый в светлой одежде, она – миловидная и притихшая. Она держит его за руку, он смотрит перед собой в одну точку. Он в прострации, они никуда не спешат, им не до того.

Какое-то время они еще будут находиться на том самом месте, которое женщина показала Амиуцу. 

В реальности женщины, за голову которой держался Амиуц, глядя перед собой невидящими глазами, она вздрогнула и голосом, отдаленно напоминающим ее обычный голос, выдала:

Золотой ВавилонБелая машинаМолчаниеОн и онаТишина в шуме

На самом деле женщина заговорила еще раньше, слов было сказано немало – не меньше трех десятков, но лишь эти слова Краза записал по-особенному, отсеяв те, что замешались между ними. Лишь в них звучала та интонация, которую он улавливал, водя по бумаге старинной ручкой с чернилами.

Платье мелькнуло за очередным поворотом, но Амиуц ослабил свой бег-полет-стремление.

Он узнал основное.

Все, что последует дальше, несло в себе обман, иллюзию, опасность.

Нужно возвращаться. Возвращение было не в предмет легче, нежели преследование. Быстрее и безопаснее. Однако при развороте Амиуц снова что-то уловил. Чтобы убедиться хоть в чем-то, ему нужно было сосредоточиться на этом «чем-то», но он не хотел рисковать. Это могла быть ловушка, которую оставил враг. Также это могло быть что-то важное, некая информация, которая поможет в будущем. Выбор оставался за тем, кто оказывался перед этим выбором: смотреть или нет. Проигрыш или выигрыш. Полезная информация или беда. Пан или пропал.

Что-то вроде извращенного варианта покера. 

Это было что-то важное, сомнений у Амиуца не осталось, но враг мог выдать и не такую ловушку. Уж лучше трудности и незнание впереди, нежели нокаут на этом этапе.

Амиуц зажмурился, потряс головой, отгоняя наваждение. Он не станет смотреть, нет. Быть может, его подсознание в этой реальности выдало ему что-то важное, но отличить эту информацию от западни, которая прихлопнет его, сложно, очень сложно.

Наверное, нереально.

Амиуц позволил потоку нести себя обратно, не глядя по сторонам. В этой реальности он не мог сожалеть, но нечто, что он чувствовал, можно было отдаленно охарактеризовать именно этим человеческим ощущением. Он сожалел, что, возможно, упускает шанс исправить что-то впереди, но решение оказалось принято.

Когда он пришел в себя и осознал, что все еще держит руки на голове манерной красотки, Амиуц испытал чувство облегчения. Он «вернулся», в который раз «вернулся», но в этот раз что-то было иначе. Что-то изменилось, но понять, что именно, он пока не мог.

Впрочем, были свои проблемы и в этой реальности.

– Она живая? – голос Марата.

Голос доносился, как из другой Вселенной, но в нем присутствовали страх и угроза.

 

 

2

 

Они увидели машину «скорой помощи», как только выехали на проспект и решали, как поступить с женщиной. За рулем был Марат, и он быстро сориентировался: передать медикам несчастную лучше и проще, нежели просто где-то ее оставить.