Росомаха

Страница 24 из 38

Стефан еще не убрал руку, но в темноте, залившей комнату, у дальней стены ему померещился какой-то продолговатый ящик из прутьев, а рядом, возле самой кровати, чья-то фигура – кто-то склонился так низко, что его голова оказалась на расстоянии вытянутой руки от лица частного детектива.

У Стефана вырвался приглушенный стон. Прежде, чем он успел о чем-то подумать, его пальцы рефлекторно вдавили кнопку лампы.

Вспыхнул свет, в комнате никого не было. И все-таки Стефан подорвался с кровати, сжав кулаки, осматриваясь, будто и в самом деле предполагал: кто-то находится здесь кроме него. Сон ушел, но в голове было мутно, и Стефан не сразу успокоился, убедившись, что ему что-то померещилось на грани сна.

Он медленно, тяжело опустился на край кровати, и в этот момент его ждало новое потрясение. Стефан понял, что кроме фигуры ему померещился еще и запах, странный, необычный, но… такой знакомый. Всего секунду запах присутствовал в спальне, но память на запахи у человека феноменальна. Казалось, нечто развернуло его и ткнуло носом в эпизод давно забытого прошлого.

Этот запах Стефан впервые услышал тринадцать лет назад, в хижине североамериканского шамана, устроившему русскому гостю сначала индейскую баню, а после «сидение в дыму». Это было необычнейшее событие молодости, но по какой-то ирреальной причине Стефан не вспоминал о нем давно, словно ничего и не было.

Стефан вдруг уловил смысл тех слов, услышанных две недели назад возле умиравшей кошки на окраине парка. Все это время частный детектив безуспешно пытался понять, что с ним тогда произошло, с каждым днем событие блекло и теперь уже не казалось таким странным – еще немного, и Стефан решил бы, что ему просто померещился чей-то голос.

Правда, теперь, после необъяснимой галлюцинации, возвратившей Стефана в прошлое, он понял, что слова, казавшиеся бессмысленным набором звуков, на самом деле были фразой на языке индейского племени семинолов.

И они значили: «Иди за ней».

 

 

 

Илья шел к центру Озерного, медленно и неуверенно, как будто не знал, куда и зачем идет.

Когда он выходил из дома, Оля тревожно посмотрела на него и спросила:

– Ты куда?

Естественный вопрос жене мужу. Илья вздрогнул, запахиваясь в ветровку, и постарался, чтобы она не видела его глаза. Казалось, что он идет к какой-то фифе, о существовании которой жена не знает.

– Пойду, пройдусь, – сказал он. – В магазине ничего не надо?

Она пожала плечами.

– Нет, вроде бы.

– Ладно, фруктов куплю.

Где-то в доме Данила изображал звук несущегося на скорости автомобиля. В отличие от взрослых дети живут настоящим. Наверное, мальчик помнил, что потерял своего единственного друга, но что он изменит? Не лучше ли поиграть в машинки одному, если уж нет партнера? От того, что он  погорюет по Тимке, тот вряд ли придет к нему в гости.

Прошло две недели после той первой ночи, убитой на поиски пропавшего мальчика, но до сих пор не нашли даже тела. Жители поселка, усиленные кинологами и поисковой группой отдела расследований из Славянска, прочесывали лес сектором за сектором, но спустя еще пять дней стало ясно, что ребенок, скорее всего, мертв. Спустя еще трое суток поиски прекратили.