Росомаха

Страница 23 из 38

Илья сбавил темп, заметив, что впереди еще несколько человек. Александрович тяжело дышал, Илья оставил его позади. Илье казалось, что кричавший находится левее, ближе к самому оврагу. Он взял левее, хотя двое мужчин с факелами наоборот забирали вправо. Илья хотел нырнуть меж двух низкорослых елей, когда крики по правую руку остановили его. Судя по изменившимся голосам, нашли того, кто вопил.

Илья бросился на шум, оставив в стороне ельник, и увидел, что шагах в тридцати скапливаются пятна света – люди собирались в кучу. Полминуты – и он оказался на месте.

Кто-то ползал на четвереньках, что-то бормотал. Илья не сразу узнал Ивана. Его никак не могли остановить – он увертывался от протянутых рук, вырывался, если кому-то удавалось его схватить. Народ скапливался, и ползавшему Ивану приходилось перемещаться по кругу. Лишь Назаров, в прыжке навалившийся на Ивана, остановил его.

Капитан перевернулся на спину, обхватив и удерживая Ивана. С десяток мужчин подались к этой парочке, напоминавших сейчас борцов. Назаров повернулся на бок, по-прежнему не выпуская Ивана, и встряхнул его.

– Да что случилось?! – крикнул он.

И уже людям, склонившимся над ними:

– Расступитесь! В сторону! Вы нас обожжете!

Илья, сам не зная почему, уронил факел на землю, подался к Назарову, державшему Ивана. Света и без того было достаточно, чтобы видеть обезумевшее лицо, а Илье хотелось слышать, что там бормочет Иван.

Назаров снова встряхнул Ивана.

– Что с тобой случилось?! Что ты увидел?! – и влепил ему пощечину.

Иван вздрогнул, на секунду замолчал. После чего пробормотал:

– Старуха в плаще сказала, нельзя… Старуха сказала…

Он обхватил голову руками и закачался, всхлипывая и подвывая.

И в наступившей тишине кто-то прошептал:

– Он что, сошел с ума?

 

 

 

5. Галлюцинация. Беспокойство.

 

Стефан ложился спать, когда случилась то ли галлюцинация, то ли какое-то видение. Впрочем, скорее всего, это был такой сон, какой не сразу отделишь от реальности.

Был третий час теплой апрельской ночи, Стефан, читавший книгу, давно боролся со сном. Оставалось совсем немного, считанные страницы, и он хотел дочитать до конца, хотя уже с полчаса он постоянно перечитывал фразы – смысл ускользал от уставшего мозга, будто чужеродная пища, которую не принимал желудок. Завтра намечался свободный денек, первый после недельного аврала, а Стефан давно не брал в руки книгу. Ладно бы он сидел в кухне, как обычно и делал, читая, но сегодня Стефан, раздевшись, улегся в кровати, включил настольную лампу, и это, конечно, сказывалось: сон подхватывал его, как незаметный морской прилив.

В какой-то момент Стефан осознал, что минут пять читает одно и то же предложение, несколько раз провалившись в сон, это было уже слишком. Сдавшись, он положил книгу на прикроватную тумбочку, улегся, даже не поправив подушку, потянулся к лампе, чтобы выключить. Да, он еще не чистил зубы, но сейчас у него не осталось сил даже, чтобы встать с кровати.

Его пальцы нащупали черную круглую кнопку, вдавили. Свет погас и… Дальнейшее случилось очень быстро.