Росомаха

Страница 10 из 38

– Спасибо, Оля ждет. Витя дома?

– Нет. Должен прийти.

Тимка, указывая на Илью, что-то сообщал матери, из чего было понятно лишь одно: пришел дядя.

Люда взяла его на руки, кивнула, соглашаясь:

– Да, дядя Илья к нам пришел.

Илья осознал, что растеряется, если его застанет Виктор.

– Люда, мне Оля сегодня утром сказала, что ты… что у вас кто-то на заднем дворе шлялся пару ночей назад.

Люда нахмурилась, не понимая, о чем говорит сосед, усмехнулась.

­– Мне спросонья померещилось. Подумала, у нас во дворе какая-то бабка, только зря Витю разбудила. Ты из-за этого пришел?

Илья смутился сильнее. Разговор пошел как-то не так, теперь Илья выглядел глупо.

– Я просто… Понимаешь, я подумал… Подумал, вдруг у вас действительно кто-то шнырял вокруг дома?

Люда засмеялась, и он поспешно сказал:

– Я за Олю волнуюсь. Мы же от вас близко живем. Вдруг этот… эта старуха и к нашему дому подходила?

Тимка, подражая матери, тоже захихикал.

– Ильюха, – протянула Люда. – Да приснилось мне это. Наверное, встала, еще толком не проснувшись, вот и… Нашел из-за чего волноваться.

Илья, понимая, что зря сюда пришел, решился:

– Скажи, как эта старуха выглядела?

Люда удивилась.

– Зачем тебе это? Мало ли что мне почудилось?

Илье хотелось рассказать о том, что две недели назад он тоже видел какую-то старуху у себя во дворе, но сдержался. Это дойдет до Ольги, обязательно – можно даже не стараться, умоляя Люду ничего никому не рассказывать. Все равно расскажет. И что это даст, если он признается Люде в том, что тоже кого-то видел ночью, но вовсе не уверен, что это ему привиделось? Что? Соседка изменит свое мнение и подробно опишет старуху? И что дальше?

Дальше – ничего. В конце концов, ничего плохого не случилось. Мало ли какая побирушка бродяжничала ночами по поселку?

Люда ожидала ответа на свой вопрос.

– Я просто спрашиваю, – пробормотал Илья. – Из любопытства.

Люда хмыкнула.

– Не помню я. Как можно помнить того, кто тебе на секунду померещился? Я уже и забыла об этом, пока ты не пришел.

Тимка закапризничал, вырываясь из рук матери, и под эту заминку Илья ускользнул. Сконфуженный, раздосадованный на самого себя.

К счастью, как ни странно, Люда так ничего Оле не рассказала. Не меньшая странность – уже на следующий день Илья забыл о старухе в длинном плаще.

И не вспоминал до того апрельского дня, пока у соседей не потерялся ребенок.

 

 

 

3. Пустые дворы. Тихий голос.

 

Стефан потягивал в кресле остывший кофе. Из окна кухни он видел задний двор, за ним – склон, тянувшийся к самому парку, где деревья, на которых еще не набухли почки, обсыпали черные пятна галдящих ворон.

Дом клиентки – женщины в возрасте, позвонившей ему еще вчера и попросившей о помощи, – был старым, но просторным. В этом районе на окраине Славянска было немало подобных домов, подковой подступавших к старому парку. За последние годы парк превратился в свалку мусора и пищевых отходов. Не зря здесь развелось столько ворон, а кошачье племя, почувствовав набиравшую силу весну, устраивало в окрестностях любовные игрища.

Что и стало камнем преткновения для спокойной жизни нескольких местных семей.