ПРИСТАНИЩЕ

Страница 6 из 31

Линда, отпивая, с улыбкой посмотрела на него. Смешной чубчик на бритой голове, надутые, как у обиженного ребенка, губы, нос-картошка. Макар, дружок Антона, тенью бродил за ним, и это единственное, что отталкивало в нем Линду – Антона она не жаловала.

– Аннушку не видел? – Линда закрутила пробку фляги.

– Где-то бродила, недавно. Говорили же: нечего малявку на Дальнее Поле брать.

– Пусть привыкает. Скоро ведь начнет работать. Слышь, поищи ее. Мало ли…

Макар огляделся – не хотелось ему никуда идти.

– Вас одних оставить?

Линда едва не сказала, что Макар только что дрых себе и ни о чем не беспокоился, но промолчала – несмотря на свою всегдашнюю откровенность, она была тактичной, когда надо.

– А что? До темноты чего бояться?

Макар пожал плечами, подхватил арбалет, нехотя пошел вдоль опушки леса. Линда с флягой пошла к Светлане, по дороге заметила еще один «колючий огурец», сорвала его, положила в карман. Светлана отпила из фляги, и Линда предложила воду другим женщинам, чтобы не ходили на край поля. Они принимали флягу с благодарностью.

Макар прошел половину периметра, помедлил, скрылся за деревьями, убедился, что его не видно, и тут же лег в траву. Еще не устроившись, он закрыл глаза.

Не далее чем в тридцати шагах от него, недалеко от опушки леса, лежала задремавшая Аннушка в длинном бежевом платье.

В руках она держала три сорванных Белых Цветка.

 

 

 

Антон и Назар шли по тропе, непроизвольно прислушиваясь к тишине в лесу. Страх ушел, и опасность уже начала забываться. Назар поразился тому, как вопил от страха, убегая от Мясоноса. Животное не было хищником, и, если убивало людей, то лишь защищаясь. Почему он не сдержался?

Назар поглядывал на Антона, пытаясь припомнить, кричал ли от страха напарник. Не вспоминалось. Спрашивать Назар не решился. Кто знает, что потом наболтает Антон в Поселении. Назар уже заметил за ним одну неприятную черту: Антон нередко искажал какую-то историю, но лишь чуть-чуть, так мало, что незаметно, но суть от этого менялась здорово, такой вот парадокс.

И еще Назар что-то тревожило, он не мог понять что – пока случай с Мясоносом уходил в прошлое медленно, заслоняя собой что-то важное для настоящего.

– Волчара! – Назар остановился, пораженный. – Я так и не сорвал Цветок!

Антон даже не остановился.

– Ты арбалет потерял, охотник. Вот за что надо волноваться.

– Благодаря тебе… А Цветок надо было показать Илье.

Антон поморщился.

– Опять ваши небылицы…

– Почему небылицы?

– Ты бы лучше жил здесь и сейчас, а ты в Небесах паришь.

Подобный разговор начинался у них не впервые, и Назар знал, что ничего не изменится, но не выдержал:

– О Белых Цветках говорили и Давид, и Илья. Раз в двенадцать-пятнадцать лет…

– Хватит! Давид, Илья… Говорили… Мне иногда кажется, что все наши старики уже выжили из ума.

– Ошибаешься.

– Они просто хотят, чтобы мы во что-то верили, – как нередко бывало, Антон не слушал, что говорит ему собеседник – еще одна «приятная» черта его характера. – Вот и придумали Богов, типа так легче жить. А по мне так надо делом заниматься, а не байки выдумывать.