ПРИСТАНИЩЕ

Страница 28 из 31

Засмеялся Назар, чувствуя, как проходит неловкость, смущение. Смех Линды показался слаще пения птиц в лесу, Назар вдруг осознал, что еще ни разу не слышал, как девушка так открыто смеется. Захотелось обнять ее, поцеловать. Назар сдержался. Не хватало все испортить, когда все только-только начинается.

– Дам целую баночку, – сказала, отсмеявшись, Линда.

– Спасибо. От Альберта.

Линда неожиданно повернулась к нему, разглядывая его лицо. Назару на мгновение показалось, что она вот-вот поцелует его. Сама! От этой мысли он обомлел, чувствуя, что не может дышать.

– В зеркало опять не смотришься?

– А? – наваждение исчезло мгновенно.

– У тебя на лице – царапины. Ободранный зад хотя бы никто не видит. Подожди, сейчас мазь вынесу. Смажем прямо здесь.

Она упорхнула, а Назар постарался скрыть разочарование: после немыслимой надежды на поцелуй, казалось, он поскользнулся и шлепнулся в грязь. Впрочем, разочарование быстро иссякло, стоило Линде вернуться с тарелкой и заняться его царапинами на лице, тщательно, медленно, как если бы она не спешила и растягивала удовольствие по его личной просьбе. Сердце парня застучало так, что он испугался: Линда его услышит и рассмеется.

Линда убрала руку, отступила на шаг и… вздрогнула. Назар следил за ней, заметил ее реакцию, хотел спросить, в чем дело, но еще раньше заметил, как из тени соседнего домика выходит Антон. Бесшумная медленная походка, несмотря на полумрак и невозможность рассмотреть его лицо, было ясно, что Антон смотрит на них.

– Антон? – Назар растерялся. – Привет.

– Воркуете в потемках? – голос Антон был равнодушным, но под верхним нейтральным слоем пряталась холодная злоба. – Чтоб никто не увидел?

– Да я за мазью пришел. Для Альберта, – Назар разозлился на себя: казалось, он оправдывается.

Антон, проходя миом, отвернулся.

– Не думаю, что Глава Поселения и вообще женщины будут в восторге, что молодые ведут себя неприлично.

– Волчара! Да что с тобой? Мы просто…

– Пошел ты… – перебил, как отрезал, и скрылся в полумраке.

Назар почувствовал, что закипает. Линда положила ему руку на плечо.

– Не обращай внимания. Он после погреба злее волков.

 

 

 

Макар и Никита играли в кости. Рядом с закрытыми глазами лежал Сергей.

Макар бросил кубики, у него выпало «пять». Никита осклабился, беря кубики: был уверен, что у него выпадет больше. Последние три раза проигрывал он, подставляя лоб, а тычки у Макара будь здоров, даже Антон так сильно не бьет. Никита сложил обе ладони «домиком», начал трусить, долго – Макар потерял терпение:

– Кидай ты уже! Задрал трусить.

– Э-э, по правилам, сколько хочешь, столько трусишь.

– По каким правилам? Кидай, говорю. До утра что ли сидеть тут будем?

Никита бросил – сам желал реванша. Выпало «три». Никита недоверчиво смотрел на кубики, как если бы оставался шанс, что они перевернутся.

– Лоб давай! – Макар придвинулся.

– Волчара! Я неправильно… Дай переброшу!

– Еще чего! Лоб давай!

– Да я…

– Лоб давай!

Никита нехотя вытянул шею и поморщился, получив два тычка. Макар, довольный, схватил кубики.

– Щас еще получишь.

– Хрен там. Еще посмотрим.

– Че смотреть? Получишь, получишь, – он захихикал.