ПРИСТАНИЩЕ

Страница 27 из 31

Парни боялись темноты, которая близилась незаметно и неумолимо, призывая за собой волков, как своих ненасытных кровожадных детей, и ударить сейчас Никиту – загнать его в угол, а даже мелкие зверушки могли стать опасными, если выхода у них нет.

– Спокойно, не дрейфить! – сказал Антон. – Один раз стреляете и – сразу назад. Успеем. Небеса! Еще светло, как днем. Ну, давайте! Пошли!

На этот раз Сергей и Никита побежали, целясь на ходу. Антон улыбнулся. Он чувствовал себя в своей стихии: он должен командовать! Это вам не за бабами, которые роются в земле, следить.

Никита промахнулся. Сергей попал в центр мишени, заулюлюкал.

– Не ори, придурок! – крикнул Антон, но, сблизившись с Сергеем, похлопал его по спине: ободрение подчиненных – тоже важный момент в руководстве.  – Видали? Солнце еще высоко. Можно поваляться, лясы поточить, и все равно волкам ничего не светит. Пошли…

Никита расплылся от облегчения, хотя пару секунд назад, при словах Антона, что можно не спешить, побледнел, готовый умолять вожака, чтобы он прекратил их мучать.

Перед тем как выйти на открытое пространство перед Поселением, Антон придержал Сергея за плечо.

– Никита, вали к воротам первым. Вопросы станут задавать – знаешь, что ответить.

Никита, довольный, что его отпускают первым, побежал вприпрыжку.

– Теперь ты, – Антон подтолкнул Сергея.

Когда оба скрылись за воротами, Антон выдержал небольшую паузу, хотя свет поблек, и был риск, что несколько особо наглых тварей перекроют ему путь. Почему он решил, что надо поступать именно так – уходить и приходить по одному, а не группой, Антон не мог сказать. Он поступал так интуитивно. И с каждым днем крепла уверенность, что он принял правильное решение.

Поблизости раздался волчий вой, и Антон поспешил к воротам.

 

 

 

В дверь негромко постучали. Линда расчесывала волосы Аннушке, сидящей на табурете. Вера спала, Поселение тонуло в тишине позднего вечера: кто-то уже спал, кто-то готовился ко сну.

Линда улыбнулась одновременно с Аннушкой, хотя ни та, ни другая не видели улыбку друг друга. Линда почувствовала, что такой осторожный стук, и в такое время,  может принадлежать только одному человеку в Поселении, а ее малолетняя воспитанница сразу догадалась о том же самом.

– Входите, – сказала Линда.

Вошел Назар.

– Можно? Не спите?

Девушка уже не улыбалась – она была серьезной, а вот девочка заулыбалась еще шире. Аннушка встала, бочком протиснулась мимо стола по направлению к двери. Она собиралась оставить их.

– Аннушка, – остановила ее Линда. – Что ты все время выбегаешь? У нас с Назаром никаких секретов нет.

Аннушка хихикнула.

– Я на звезды полюбуюсь.

Линда заулыбалась вместе с Назаром, но тут же подавила улыбку.

– Останься. Если мы тебе мешаем, мы и выйдем.

Аннушка не спорила, провожая парочку с такой же улыбкой.

Назар и Линда вышли на крыльцо. Молчание было неловким.

– Что ты хотел?

– Мази попросить. Помнишь, ты мне шею залечила?

– Помню. Хорошо. Что на этот раз? Сам хочешь помазать или мне тебе помочь?

Назар замялся.

– Это не мне… Альберту. Он вчера, пока тренировались, зад себе слегка ободрал. Второй день мучается. Не заживает.

– Слегка? – Линда не выдержала – засмеялась. – Да, зад Альберта – это серьезно.