ПРИСТАНИЩЕ

Страница 26 из 31

Он не нашелся, что сказать, и Линда ушла. Антон ушел в лес и несколько минут пинал ствол дерева, пока боль в ноге не заставила его прекратить дурацкое, бесполезное занятие. От понимания того, что он сам сказал глупость о бегунах, а Линда была вежливой и никак его не провоцировала, ярость становилась сильнее.

До вечера Антон не знал, куда себя деть. Волчара! Он больше не пойдет сюда с бабами. Только ни это! Не нравится что-то Илье и Давиду, пусть опять сажают его в погреб. Выдержит! И все-таки злость не шла ни в какое сравнение с жаждой обладать этой девушкой. Антон решил, что совершит еще одну попытку. Он чувствовал, что очередной отказ, неудача, позволят ему разозлиться так, что привлекательность Линды станет не такой яркой, как его ненависть к ней.

Когда бабы прятали мотыги, собираясь уходить, объявилась Аннушка. Линда протянула ей красный цветок, девчонка, довольная, припрыжку понеслась за женщинами, показывая им подарок Линды. Линда слегка задержалась, отстав от остальных, и Антон оказался рядом.

– Может, и мне чего подаришь?

Он ждал хоть какого-то ответа, но она ускорила шаг молча. На мгновение он даже растерялся.

– Смотри, Линда… Пожалеешь.

Девушка оглянулась.

– Ты мне… угрожаешь?

– Нет, что ты… – он едва сдерживался, чтобы не заорать. – Это такой комплимент.

Линда отвернулась, поспешив за женщинами. Антон смотрел ей вслед с ощущением, что задыхается.

 

 

 

Солнце уже касалось верхушек деревьев, и в глазах Никиты и Сергея, когда они смотрели на небо, проступил страх. Никита повернулся к Антону, открыл рот, но тот его опередил:

– Давай! Пошли!

Они не сдвинулись с места. Оба вопросительно и умоляюще смотрели на Антона. Они держали заряженные арбалеты и должны были на бегу стрелять по мишеням: корявый нечеткий круг на стволе крупного дерева. Почти через день Антон устраивал им тренировки – некий ответ на подготовку Ильи и его группы. С одной лишь разницей – в группу Антона входили те же Макар и Альберт. Правда, последние двое не всегда принимали участие: сказывалась тяжесть основных тренировок.

Начиналось все, как некая отместка Илье и Давиду: неподчинение, тайна и способ стать сильнее, даже не входя в число избранных. По мере продолжения этих неизвестных для Поселения встреч у Антона стали появляться совсем другие мысли. Почти что подростковая забава вдруг превратилась во что-то существенное и мощное. Или так лишь казалось? В последние дни Антона даже пугала дерзость его замыслов, хотя он понимал, что до воплощения еще далеко, к тому же всегда должен возникнуть наиболее подходящий момент. В любом случае тайные тренировки приносили свои плоды: Антон чувствовал, как возрос его авторитет, парни были готовы выполнять его приказы. Конечно, приказы пока не выходили за прежние рамки, но всегда бывают первые робкие шаги.

Сейчас, когда Никита и Сергей, можно сказать, не подчинились последнему приказу Антона, возник тот случай, когда он должен переломать их волю, подчинить, вынудить их сделать то, что хочет именно он. Антон шагнул к Никите, готовый дать ему пинка или подзатыльник, но в последний момент почувствовал, что это сейчас – неверное решение. Иногда нужно использовать пряник, не только кнут.