ПРИСТАНИЩЕ

Страница 21 из 31

Кирилл смутился, проводив взглядом Илью – рассчитывал, что тот будет присутствовать при разговоре. Давид принялся не спеша точить рубанок – не хотелось терять ни минуты времени.

– Почему мне нельзя идти к Белому Пику? – заговорил Кирилл. – Думаете, силенок не хватит?

Давид помедлил с ответом.

– Ты – единственный в поселке, кто проявил склонность к работе ученого. Тобой просто нельзя рисковать.

– Сейчас… все равно… ничего не получается…

Давид улыбнулся: парню скромности не занимать.

– Напомни, что ты сейчас делаешь?

– Лазер.

– В наших условиях многое недостижимо. Но ты должен работать, работать, не сдаваться. Работа – вот что главное. А результат придет, поверь. Если его нет, это не значит, что все напрасно, – Давид улыбнулся. – И вот что, парень, тебя все равно запомнят благодаря раствору для кож. Уже этого – достаточно.

Кирилл засопел, отводя взгляд.

– Уже год прошел.

– Да? Ну… Знаешь, мой дед рассказывал моему отцу, что в Изначальном Месте все открытия так и делали: ученые подолгу экспериментировали. Их ждало не две-три неудачи, даже не два-три десятка. Говорят, один ученый кое-что изобрел после тысячи! неудачных опытов. Он придумал приспособление, которое давало свет и не сгорало, как наши свечи. Только представь: тысяча неудач! Так что… у тебя еще все впереди. В смысле достижений. Главное – ты молод, и это – твое предназначение.

– Давало свет и не сгорало? Ничего себе…

Кирилл смотрел на Давида, и тот понимал, что, кажется, успокоил парня. Да, его нельзя отпускать к Белому Пику, нельзя.

 

 

 

Илья сидел на ступеньках крыльца дома Давида, когда к нему подошел Назар и присел рядом. В руках Илья держал шар – поглаживал его, приподнимал, и Назар заметил на дне цифры. Захотелось спросить Илью об этом, но куда важнее были иные вопросы. Жители Поселения мелькали неподалеку, рядом никого не было, никто им не мешал, но это могло измениться в любой момент.

– Спрашивай. Вижу, тебе неймется.

Назар набрал воздуха, как перед прыжком в воду.

– Почему отец Давида после Пещеры пошел один?

Илья нахмурился.

– К вечеру нам всем стало плохо. Сильный озноб, слабость, рвота. Не знаю, почему. Есть мысль, что раньше мы все плохо питались, тяжело работали.

– Плохо питались?

– Нет, не голодали, но… Не так хорошо, как сейчас, – Илья улыбнулся. – В сравнении с нами вы живете шикарно.

Назар помедлил, переваривая услышанное.

– Но отец Давида все-таки пошел дальше?

– Он не хотел, чтобы все закончилось впустую. Рискнул. Хотя мы его отговаривали. Говорили, что это безумие. Мы были без сил. Как можно было идти дальше, неведомо куда?

– А что было на следующий год? Ты вроде говорил, что пошел к Пещере один и обнаружил записку?

– Знаешь… – Илья будто говорил через силу. – То же самое. Я едва вернулся. И меня выхаживала мать. Меня могли посадить в погреб, я ведь самовольно отлучился, но… Глава Поселения не стал этого делать. Замяли все. Не говори никому.

– Конечно, не скажу.

Илья задумчиво посмотрел на небо.

– Это было давно. Я верю, что вы сильнее нас, что с вами такого не будет. Но… перед походом нужна генеральная репетиция.

– Что?

– Пробная попытка.

– Зачем?

– Убедиться, что вы… сможете пойти дальше.

– А что дальше? После Пещеры?