ПРИСТАНИЩЕ

Страница 19 из 31

– Предлагаю перенести этот разговор и выбрать добровольцев в Поселении. Возвращаемся.

 

 

 

Илья смотрел на трех молодых мужчин перед ним и не мог сосредоточиться, отстраниться от ропота расходившихся – большинство были против его затеи – к своим домам людей, от спины удалявшегося Давида, от воспоминаний, которые лезли в голову так не вовремя.

Это было почти тридцать лет назад. Илья находился в теперешнем возрасте Назара. Как и Назар сейчас, Илья стремился вперед, к Белому Пику, к Кораблю, и эту веру ничто ни разу не запятнало, хотя и в те годы большинство женщин были против подобной затеи. Что тут говорить – в те годы потеря нескольких лучших охотников могла привести к гибели всю колонию. Это сейчас они выживут и без туш Мясоноса. Илья верил, что живет ради этого похода, ради освобождения всех людей.

Верил, пока они не достигли Пещеры Пристанище. Когда они столкнулись с тем, что их там ожидало, когда всем пришлось вернуться назад и еще благодарить Небеса, что они дошли до Поселения в их состоянии, вера его пошатнулась. В дальнейшие годы Илья не раз боролся с собой, жизнь, серая и тяжелая, постоянно отодвигала мечту, стоило Илье сделать шаг вперед. Когда же пятнадцать лет назад поход сорвался, так и не начавшись, отчасти из-за Ильи, он едва не проклял наказы предков, едва не отказался от веры, от планы, от мечты. Что-то не позволило ему это, отказаться – что-то внутри него. То, что знало истину?

Илья уже не был ни в чем уверен. Он сомневался. В словах предков, в собственной вере – сейчас он лишь доводил начатое им самим дело до конца. Стараясь не думать, что его ждет очередной провал. Если бы они знали… Если бы они все только знали, что их ждет, тех, кто поддерживал поход к Белому Пику, не осталось бы. Должен ли он сообщить все хотя бы этим парням? Он мог лишь удивляться, что еще сам не встал на сторону женщин.

Люди разошлись, теперь их никто не мог слышать – они стояли почти у ворот, – а Назар издал невнятный нетерпеливый возглас. Илья подавил улыбку: вот кто так напоминал его же самого в молодости. Но в улыбке была бы частичка горечи.

Илья заглянул в глаза каждого из них. Макар, Альберт, Назар. В последнем Илья был уверен больше, чем в себе самом, с его-то вереницей жизненных неудач. Альберт: исполнителен, вынослив – что очень важно – и готов подчиняться старшему. Макар: те же качества, но была в нем и какая-то хитринка. И еще Илье не очень нравилась излишняя близость между Макаром и Антоном. Макар явно заискивал перед Антоном. Антон… С парнем еще будут проблемы, даже гадать не надо. Он словно омут втягивал ближайшее окружение, и даже Давид сказал, что за ним надо присматривать с особой тщательностью. Впрочем, выбора у Ильи все равно нет: Макар сам вызвался, а если Илья начнет назначать охотников вместо добровольцев, поднимется ропот.

– Если кто-то боится идти к Белому Пику, – заговорил Илья. – Пусть скажет об этом сейчас. Альберт? Макар?

Альберт опустил взгляд в землю, нахмурился. Он сомневался, хоть и вызвался. Ничего, сомнение – тоже нужная вещь. Макар смотрел в глаза Илье.