Организм

Страница 29 из 32

Голос ее был недовольным, чувствовалось, что девушка вовсе «не ломается», и Антон начал злиться.
– Петра, давай выйдем отсюда, не то мы всех разбудим. 
– Зачем?
– Я хотел поговорить с тобой, и…
– Утром поговорим.
– Нет, давай сейчас – это важно. Утром я уже и забуду, что хотел сказать. 
– Что за срочность? 
Антон почувствовал, что едва сдерживается, но нужно было говорить спокойно и равнодушно, если он хотел добиться своего. 
– Петра. Сегодня мы все прощаемся, и я хотел поговорить с тобой, как с одноклассницей. Тебе трудно сделать мне одолжение? 
Петра не возражала, и Антон понял, что повел себя правильно. 
– Хорошо. Я тебя слушаю.
– Петра, давай поговорим там, – он указал на дверь. – Здесь же спят.
Не говоря ни слова, она откинула тонкое одеяло и встала. Она была в коротенькой маечке и белых трусиках. На фоне ее смуглой кожи это выглядело восхитительно, и у Антона по телу прошла дрожь.
Петра потянулась к шортам, и Антон прошептал:
– Да так иди – все равно в темноте не видно.
– Обойдешься. 
Антон не настаивал – боялся, что Петра передумает и заупрямится снова. Плюс зашевелилась Оксана, и они могли ее разбудить. 
Они вышли в коридор, Антон прикоснулся за локоть Петры, но та, пусть и не резко, все-таки отстранилась.
– Пошли на крыльцо, – прошептал Антон. 
– Из дома я выходить не буду.
– Петра, здесь все слышно, парней разбудим. Пошли. Чего ты…
– Нет. Или здесь, или я иду спать.
Голос ее стал злым. Проклятье!
– Давай хоть на кухню зайдем. Там не так слышно.
Девушка вошла туда первой. Антон – следом. Когда он прикрыл дверь, он растерялся. Одноклассница смотрела на него, но он вдруг превратился в четырнадцатилетнего мальчишку на первом свидании. 
Он понимал, что нужно действовать: подойти к ней вплотную, обнять, сказать что-нибудь возбуждающе-приятное, но никак не мог решиться. По ее поведению он уже догадывался, что его ждет неудача – слишком уж она настроена против него, но отступить он уже не мог. Желание чем-то горячим заполнило его, и Антон собой уже не управлял. И еще парня злил сам факт потенциального отказа. 
– Ну? Я тебя слушаю. 
– Знаешь, я… 
Он запнулся, шагнул к ней, притянул к себе за талию. И даже успел прикоснуться губами к ее губам, хотя поцелуя не вышло – Петра оттолкнула его. 
– Ты… Что ты… – пробормотала девушка.
Он снова подался к ней, сжал ее плечи, и одна рука соскользнула на ее грудь. 
– Петра, ты даже не знаешь, как я…
–Убери лапы! – вскрикнула одноклассница, толкнув его в грудь. 
– Петра, я… Ты не бойся – все будет хорошо, тебе понравится. Не бойся, я буду молчать, – он снова подался к ней, пытаясь обнять. – Если ты думаешь, что у меня нет «резинки»…
– Отвали от меня! – вскрикнула она громче. 
В голове у Антона прояснилось. Он не только потерпел фиаско, он рисковал, что об этом узнают все одноклассники. 
– Не ори, поняла? 
– Не вздумай меня больше лапать! – девушка попятилась к окну. 
Антону померещился какой-то звук в коридоре.
– Да заткнись ты… сука.
– Ах, ты тварь! Привел меня сюда и…
– Заткнись!
Послышался шорох, и кухонная дверь открылась.
– Эй, вы чего?  
Это был Витька.
5
 
Никита понял, что проснулся, и это стало для него облегчением.