Организм

Страница 11 из 32

Седов высунулся из машины, протягивая руку, и Павел пожал ее. 
– Решил пройтись. 
– Подвезти?
– Нет, спасибо. Мне ходу всего минут десять. 
Лейтенант помедлил, заглушил двигатель, выбрался на обочину. Достал платок и вытер влажный лоб. 
– Духотень. Давно такого лета не было. По такой погоде гулять не больно-то приятно, а?
Павел пожал плечами.
– Я привык. Не сидеть же весь вечер дома? 
Седов улыбнулся.
– Точно. 
Он был моложе учителя лет на пятнадцать и обращался к нему на «вы», хотя Павел чувствовал: Седов, так сказать, мент по призванию, вряд ли уважает мужчин такой профессии, как учитель. 
Они еще немного поговорили о погоде, посетовали, что земле давно нужна вода, перешли на тему, что Велич в такую жару выглядит еще более вымершим, нежели обычно, и разговор незаметно коснулся новых жителей. 
Павел почувствовал, что лейтенанту эта тема почему-то небезразлична.
– Вы не знаете, откуда они приехали? – спросил учитель.
Седов пожал плечами.
– Чума их разберет, – и, как бы оправдываясь, сказал. – Не звонить же мне в ФСБ, чтобы они там покопались в их прошлом? У меня на них ничего нет. 
Ого, подумал Павел. Неожиданные рассуждения участкового вынудили учителя решиться на откровенность. Теперь он почему-то не думал, что покажется Седову одним из тех в поселке, кто из-за избытка свободного времени постоянно обмениваются сплетнями. Кроме того, Павлу очень хотелось поделиться хоть с кем-то тем, что он видел.  
На всякий случай он попросил:
– Лейтенант, я вам кое-что расскажу, только пусть это останется между нами. Договорились?
– Не вопрос. 
Спустя две минуты любопытство Седова сменилось недоверчивостью. Он смотрел на учителя с приоткрытым ртом, и Павел подумал, что лейтенант сомневается: не шутка ли услышанное? 
– Признайтесь, вы мне не очень-то поверили, так? 
Седов криво улыбнулся.
– Почему? В общем… Почему нет?
Его слова Павла не убедили. 
– Но я это сам видел.
На этот раз Седов промолчал. Он огляделся по сторонам, посмотрел на учителя. Кажется, Павел его серьезно озадачил. 
Лейтенант напомнил Павлу его самого, когда он стоял у продуктового магазина и провожал взглядом серый «Фольксваген». С того момента Павел чего только не передумал, пока волей-неволей не отыскал хоть какое-то решение.
– Знаете, – сказал Павел. – В принципе этому есть одно объяснение. Я про сломанную ногу и все такое.
– Да? 
Павел кивнул.
– Я как-то читал любопытную статью. Об одной малоизвестной болезни – нечувствительность к физической боли. И такое бывает. Болезнь очень-очень редкая. Если мне не изменяет память, во всем мире этим больны менее полусотни детей. 
Рот у Седова приоткрылся еще шире – его озадачила информация, но скоро лейтенант оживился, лицо стало более осмысленным. Теперь невероятная история с мальчиком выглядела не так дико. 
– Только представьте. Какой это кошмар для родителей. Да, эти дети никогда не плачут, если вдруг порежутся, обожгутся или ушибутся, но это хорошо лишь на первый взгляд. Не зная, что такое боль, не зная никакой грани, такой ребенок рискует в любой момент погибнуть. Он не обратит внимания, что у него сломалась нога, кость станет крошиться, пока не заметят родители. И таких вариантов множество.