Неизбежное

Страница 30 из 45

Молчание. Леха явно хотел задать еще парочку вопросов, но смущался, неуверенный, имеет ли он на это право.

Может, он уже пожалел, что отказался?

– Леха…

– Что?

– Почему ты отказался? – вырвалось у Олега. – Мы ведь… ничего такого не делаем. Это наоборот… хоть какая-то справедливость. Разве нет?

Леха тяжело вздохнул.

– Не знаю.

– Все так просто. Девушку оскорбили, еще и поиздевались. Мы отомстим за нее. Они, те уроды, этого заслужили. Ты как считаешь?

Олег поймал себя на том, что пытается уговорить Леху, хочет, чтобы друг к ним присоединился. Все равно им нужен четвертый человек. Только как на это отреагирует Паша? 

– Вы отомстите за девушку и за это возьмете деньги, так? – Леха смотрел куда-то в пол.

Олег почувствовал раздражение.

– Леха, что здесь такого? Она тоже кое-что получит.

– Кое-что, – пробормотал Леха, и непонятно было, вопрос это или утверждение.

Олег покачал головой.

– Неужели для девушки лучше подать заявление об изнасиловании, ходить в прокуратуру, в суд? Ну, посадят их, а ей что от этого? Огласка на весь город?

Леха ничего не сказал, и Олег понял, что вся проблема не в девушке, а в том, что они с Пашей хотят на этом заработать. Олег встал, прошелся к балкону и назад.

– Черт, Леха, если ты такой правильный, подскажи, что мне тогда делать? Как заработать? Чтобы я смог уйти от родителей, завести семью, если встречу кого-нибудь подходящего? Как? Подскажи мне, пожалуйста.

Леха опять тяжело вздохнул.

– Не знаю.

– Ты ведь сам знаешь – без определенного капитала ничего не начнешь. Каких-то ярко выраженных талантов у меня нет, а горбатиться за копейки, чтобы скопить к следующей зиме на дубленку… Это не выход.

Леха промолчал.

Олег повернулся к окну, встал к другу спиной.

– Ты сам прекрасно знаешь, я тоже всегда был слишком правильный. Вот только это, оказалось, невыгодно. Будь я чуть хуже, чем есть, глядишь, был бы уже при деньгах.

Леха сопел и молчал. Олег вернулся к дивану, сел, вытянув ноги.

– Пойми, мы же не магазин ювелирный идем грабить. Вообще ничего плохого.

– Все равно, – вдруг заговорил Леха. – Это уголовно наказуемо, пусть вы даже требуете денег от тех, кто… сам совершил преступление.

Олег всплеснул руками.

– Ты, как заговоренный, твою мать. Может, по закону – да, наказуемо, но по-человечески – все в норме.

Леха засопел, словно не хотел с этим соглашаться, но промолчал.

– Пойми ты, мы только раз провернем такое дельце, и на этом – все. Мы же не бригаду образовываем, сейчас это уже невыгодно. Сейчас надо свое дело открывать, вкладывать куда-то деньги. Вот мы их и раздобудем.

Пауза.

– И ты бы мог быть вместе с нами, – сказал Олег, хотя по лицу Лехи понял – напрасно.

 

 

2

 

Когда медленно ехавшая «шестерка» поравнялась с домом, Паша указал, куда вчера зашел Желтоволосый.

– Вот здесь.

Олег всмотрелся в дом. Старый, деревянный. Не развалюха, но ничего особенного. Бордовый цвет стен, белые ставни. На окнах шторы, ничего не рассмотришь.

Светик выехал из квартала, приблизился к торцу трехэтажки, возле которой вчера друзья провели большую часть дня, остановился, дал задний ход.

– Хорош, – подсказал Паша, и Светик выключил зажигание.