Неизбежное

Страница 3 из 45

Узенький проулок напротив Таниного дома уходил между высокими деревянными заборами вниз, в сторону реки. До берега с полкилометра шел заливной луг, потом сотню-полторы метров занимали «посадки»: тополя, ивняк и кустарник. Река подходила вплотную к городу правее, ниже по течению, там, где тянулась набережная.

– Они тебя там встретили?

– Нет, завезли на машине. Остановились, когда я сворачивала на нашу улицу, предложили подвезти. Я сначала отказалась, и двое вылезли, сказали, что ничего страшного не случится и что мне лучше одной не ходить. Я и села. Не думала, что они… что все так получится.

Олег подошел к окну, попытался разглядеть проулок напротив, но из-за темноты это было невозможно. Насколько он помнил, спуск метров тридцать, затем только задние дворы, люди там не ходят.

– Ты не кричала?

– Зачем? Они музыку в машине врубили. И тот, что у них самый старший, который мне… который с ножиком был, он какой-то ненормальный, сказал, буду кричать, он меня вообще задушит.

Олег обернулся, посмотрел на нее.

Нет, не может быть. Он не верил, что такое случается с теми, кого он знает, кого встречает на улицах. Одно дело, затащить девушку в машину и развлечься с ней, и совсем иное – резать ей кожу на груди. Это похоже на грубую извращенную ложь.

Что-то здесь не так.

Наверняка эта Таня все выдумала. Может, кто-то ее чем-то обидел, оскорбил словесно, дал пощечину, и вот теперь она ищет парня, которого реально натравить на обидчика. Да, ее обидели, но далеко не так, как она Олегу представила. Понятно, что так легче вызвать справедливое негодование.

Никто ее не насиловал и грудь не резал.

Откуда тогда те полосы? Случайные шрамы не получаются такими ровными и симметричными.

Она ведь упоминала, что ее и сигаретой прижигали!

Олег шагнул к Тане, почему-то надеясь уличить ее во лжи.

– Покажи, в каком месте они тушили сигарету.

Сейчас она откажется, и он убедится, что вся эта жуткая история – Танина выдумка.

Таня вывернула руку, и на внутренней стороне предплечья, рядом со сгибом локтя, Олег увидел два круглых пятнышка обожженной кожи.

Девушка говорила правду.

 

 

4

 

Олег прошептал:

– Послушай… Как же ты от них сбежала? Неужели сами отпустили?

Таня кивнула.

– Отпустили? – Олег присел рядом, пытаясь заглянуть ей в глаза.

– Да. Сказали, что им все равно, но для меня же лучше, если буду молчать.

Она по-прежнему говорила спокойно, как будто рассказывала о чем-то естественном. Олег поглядывал на нее и понимал, почему те подонки отпустили эту девушки, не опасаясь, что она подаст заявление об изнасиловании. Почему они вообще решились с ней что-то сделать.

Таня слишком мягкая, податливая. Не верится, что она может кричать, отмахиваться, царапаться. В ней нет ни капли агрессии, она абсолютно беззащитна. Олег потому и добился своего так быстро, что вел себя нагло, напирал, не опасаясь, что девушка откажет, и дальше вообще ничего не получится. Возможно, то же самое поняли те парни, когда Таня села в их машину. И когда они по очереди попользовались ею, один из них решил, что можно зайти еще дальше, не беспокоясь о последствиях.