Неизбежное

Страница 15 из 45

Леха покачал головой, слабо, почти незаметно, как будто не хотел, чтобы друзья это увидели.

– Чего головой-то качаешь, а, Леха? – Паша сложил руки на груди, откинувшись на спинку стула. – Мы с Олегом так ничего и не поняли.

– Я это… – Леха оглянулся по сторонам, будто вокруг сидело много народа, и он обращался ко всем сразу. – Не знаю.

– Что именно ты не знаешь? – Паша по-прежнему наседал на него, стремясь к определенному ответу. – Что тут знать-то?

– Не знаю. Я так… не могу.

Паша открыл рот, но промолчал.

– Нехорошо это, – тихо сказал Леха. – Так нельзя.

Паша резко встал со стула.

– Что нельзя? Что? А можно хватать девку, пускать по кругу и чиркать ей по телу ножичком? Это, значит, можно? 

– Я не об этом, Паша, я…

– Зато я об этом. Именно об этом. Об этом, прежде всего и речь, а не о том, в суд ей подавать или просить защиты у конкретных людей. Ее отодрали скопом и потом прижигали сигаретой, резали кожу ножиком. После этого те ублюдки пусть еще скажут спасибо, что им предложат заплатить и хотя бы руки-ноги не переломают.

Леха опустил голову и молчал. Паша успокоился, сел.

– Представь, если бы это была твоя сестра? Или твоя подруга? Лично я бы их поубивал. Нашел бы у кого-нибудь волыну и стрелял бы в них там, где встретил. Так что в данном случае им повезло, и жаловаться не на что.

Леха запустил ладонь в свои темные волнистые волосы. Он по-прежнему молчал, и Олегу показалось, что он опять незаметно качает головой.

– Ты что, боишься? – тихо спросил Паша.

Леха вскинул голову.

– Причем здесь это?

– А что тогда причем, мой дорогой друг?

– Во всяком случае, не то, что я чего-то боюсь. Ни в этом дело. Ни в этом.

Леха посмотрел на Олега, их глаза встретились, и оба отвели взгляд.

Когда-то, придя из армии и вспоминая какой-то не слишком приятный эпизод, Леха сказал Олегу, что с некоторых пор, в первую очередь, думает, как на его действия посмотрел бы Всевышний. Тогда Олег воспринял это скептически и в дальнейшем забыл. Сейчас он это почему-то вспомнил.

Возможно, страх все равно играл не последнюю роль, но реакция Лехи на предложение друзей основывалась на определенных принципах, которым он, по крайней мере, пытался следовать. Чего же было больше? Страха или желания не причинить никому вреда, пусть даже кто-то этого заслуживал? Леха сказал, что страх ни при чем, но с другой стороны, несмотря на множество положительных качеств, Олег не назвал бы своего друга святым.

Олег понял, что ждал чего-то подобного, и в то же время осознал, что не желает приниматься за предстоящее без своего друга. Конечно, в любом случае их отношения оставались прежними, но ощущение, что их что-то разделило, угрожая вообще отдалить, вызвало неприятие.

– Леха, – Олег даже привстал со стула. – Ты, наверное, не понял. Нам ведь не придется их убивать или даже бить, мы их вообще трогать не будем. Просто предложим заплатить. Считай, точно так же они бы сами постарались откупиться, подай Таня заявление об изнасиловании.

Леха покачал головой, глядя в пол.

– Сам подумай, мы…

– Ладно, – Паша поднялся, шагнул к двери. – Пошли, Олежка. Время позднее, завтра трудный денек.

– Подожди, Паша. Надо ему объяснить, что…