Экстремальный диалог

Страница 17 из 32

Сложно сказать, хотя Андрей все-таки склонялся к мнению, что и он, и его одноклассники были в этом возрасте серьезней. Возможно, причина такого мнения в словах некоторых учителей, что преподавали еще и у его поколения. Они утверждают, что ровесники Андрея заметно отличались. Мол, тоже бывали оболтусами, но и учились неплохо, уровень в целом был выше. Бывшая классная руководительница Андрея, ушедшая в прошлом году на пенсию, как-то заявила, что в его классе больше было мальчиков, что учились лучше девочек. В теперешних классах наоборот. Тоже не в плюс представителям сильного пола выпускников.

Может, это из-за того, что ровесники Андрея видели свое будущее тем безоблачнее, чем лучше они учились? Сейчас, конечно, престиж учебы упал. Как говорил физкультурник, сейчас деткам не до того. И когда еще все переменится, встанет на прежнее место?

Из класса все вышли, Андрей остался один. Он не спешил. Оставался всего один урок, и на сегодня Андрей свободен. Гул учеников, покинувших кабинет, слабел, расслаивался. Андрей посмотрел в окно, прищурился от яркого света. Как хорошо, когда тепло. И особенно, когда тепло только-только начинается после надоевших холодов. Когда оно свежее, как знакомство с новым человеком.

Он подхватил папку, шагнул к открытой двери класса.

На пороге появилась Яна. Неожиданно появилась и встала так, словно загородила путь.

– Андрей Анатольевич? Можно поговорить?

Он остановился. Посмотрел в ее глаза. Взгляд старшеклассница не отвела. Сейчас он почти не смущался. Не то, что в прошлый раз. Наверное, теперь это не стало неожиданностью, то, что она хочет поговорить с ним наедине. Теперь он был тем, кем являлся с самого начала – учителем стоявшей перед ним девушки. То есть человеком рангом выше. После прошлого разговора он успокоился, выбросил глупые мысли из головы. Ковалевская – всего лишь девчонка, и ее красота не имеет к нему никакого отношения.

Но, черт возьми, чего она хочет? Глядя в ее глаза, Андрей окончательно убедился, что любовь к географии здесь ни при чем. Эти россказни – лишь предлог.

– В чем дело, Яна?

Она все также смотрела на него, в упор, молча. От этого попахивало вызывающей наглостью, но Андрей решил оставаться безучастным.

– Я тебя слушаю.

Наконец, брюнетка соизволила заговорить:

– Вы что-нибудь придумали насчет моей просьбы? Об уроках вне школы?

Андрей развел руками, хотел улыбнуться, словно разговаривал с маленькой девочкой, что сама не знает, чего просит, но, кажется, вместо этого он нахмурился.

– Яна, боюсь, это невозможно. Я тебе говорил: я всего лишь учитель. Рядовой учитель, не директор школы. То, что ты предлагаешь, не предусмотрено регламентом занятий. И как бы я не хотел это…

Он запнулся. На губах у Яны появилась ухмылка. Такое впечатление, что она его не слушала. Либо знала, что ей скажут, и потому думала о своем. Андрей молчал, не зная, как отреагировать.

– Ладно. Пусть не предусмотрено. Тогда проводите со мной занятия по личному желанию. Просто так.

Андрей все-таки смутился, натянуто улыбнулся.

– Я не понимаю, как ты себе представляешь…

– Андрей Анатольевич! Неужели вы не хотите меня увидеть лишний разок? Я вам что, неприятна?